Главная Зеркало мира Россия Летят мои кони

Летят мои кони

Автор: Елена Короткова   
06.11.2004 г.

 «Мне сказочно повезло: я увидел свет в городе Смоленске. Повезло не потому, что он несказанно красив и эпически древен – есть множество городов и красивее и древнее его, повезло потому, что Смоленск моего детства еще оставался городом-плотом, на котором искали спасения тысячи терпящих бедствие. И я рос среди людей, плывущих на плоту…».

Так пишет о Смоленске в своих воспоминаниях Б. Васильев.

Смоленск – в глубокой древности столица могущественного племени славян-кривичей – расположен на Днепре (Исток), границей между Русью и Литвой, между Московским великим княжеством и речью Посполитой, между Востоком и Западом, Севером и Югом. История раскачивала народы и государства, и «людские волны, накатываясь на вечно пограничный (161) Смоленск (114) разбивались о его стены, оседая в виде польских кварталов, латышских улиц, татарских пригородов, немецких концов и еврейских слободок. И все это разноязыкое, разнобожье и разноукладное население лепилось подле крепости, возведенной Федором Конем ещё при царе Борисе, и объединялось в единой формуле – «ЖИТЕЛЬ ГОРОДА СМОЛЕНСКА»: (Житель/85 + Города/60 + Смоленска/115 = 260).

Здесь был край Ойкумены Запада и начало её для Востока. (Ойкумена/96 Запада/34 = 130). (Какой знак – «восток-запад» для отражения последующих событий на Украине-«Окраине»!)

Уже в древности Смоленск называли «Щит Отечества» (173) или «Ключ-город» (141). В народном сознании Смоленск всегда оставался исконно русским городом. Впервые Смоленск был упомянут в Устюжском летописном своде в 863 году. Смоленские земли вошли в состав древнерусского государства в 882 году. Здесь проходил водный путь через Днепр «из варяг в греки» (131), который связывал берега Балтийского моря и Чёрного морей.

Смоленск! Город русской доблести и славы. Немногим городам досталась такая трудная и великая судьба. Город-защитник, он первым встречал врагов во все века русской истории. Его разрушали до руин, но, как птица Феникс, он снова и снова возрождался из пепла и с новой силой вставал на защиту земли русской. Недаром, эта птица запечатлена на гербе города (на пушке). Считают также, что эта птица Гамаюн, а это означает «благая весть». (Икона, на которую молился Прокопий Устюжский – «Благовещение»).

В начале 17 в. мощная Крепостная стена охватила весь город. Шедевр древнерусского оборонительного зодчества заложил Борис Годунов (1596 г.), строил Федор Конь, который уже прославился созданием Белого города в Москве, защищал крепостную стену воевода Шеин и др. русские военачальники…

Сама по себе Смоленская крепость, была чудом, надежнейшим заслоном на пути к Москве, и только измена могла открыть неприятелю её ворота.

Мало кому известно, что Борис Годунов наложил на неё страшное заклятье, и с тех пор каждого, кто наносит урон стене, настигает неотвратимый рок.

«Ожерельем земли русской» назвали Смоленскую стену современники. Лишь два города на Руси имели такую крепость, которая опоясывала (кольцо) весь город – Псков на северо-западе и Смоленск на западе, – так важны были эти города для защиты границ России.

Польша, объединенная с Литвой в Речь Посполитую, совершает поход на Смоленск. В 1609 г. польский король Сигизмунд 111 приводит огромное войско к стенам города.

Воевода Шеин (107) командовал обороной на протяжении всей двадцатимесячной изнурительной осады, предпринятой польским королём. И даже в критический момент, когда под стены Смоленска явилось Великое посольство, чтобы от имени Боярской думы звать на царство польского королевича Владислава, и когда в Москву изменниками было впущено польское войско, Смоленск не дрогнул, Город стоял до последнего. (Город «с большой буквы»).

Осада Смоленска продолжалась с 1609 до 1611 г. К 1611 году из-за мора и боевых потерь в крепости оставалось четыреста мужчин, способных держать в руках оружие. На их долю выпало охранять всю крепостную стену, протяженностью шесть с половиной километров. Последние героические часы Смоленска описал Карамзин:

«Бились долго в развалинах, на стенах, на улицах города при звуке всех колоколов и святом пении в церквах, где жёны и старцы молились. Ляхи, везде одолевая, стремились к храму Божьей Матери, построенному Мономахом, где заперлись многие из горожан и купцов с их семействами, богатством и пороховою казною. Уже не было спасения. Русские зажгли порох и взлетели на воздух вместе с детьми, имением и славою… От страшного взрыва, грома, и треска неприятель оцепенел, забыв на время свою победу и с ужасом видя город в огне, в который жители бросали все, что имели драгоценного, и сами бросались, чтобы оставить неприятелю только пепел, а любезному отечеству пример добродетели. На улицах и площадях лежали груды сожженных тел… Не Польша, но Россия могла торжествовать сей день, великий в её летописях». (Вот она – птица Феникс, которая восстала из пепла!)

Польский хронограф назвал Шеина «русским Гектором», а Смоленск «древней Троей».

Смоленск, за который сложил голову (был действительно казнен – обезглавлен – «усекновение») боярин Шеин, навсегда был возвращён России в 1654 году, что было закреплено в 1667 году в положении Андрусовского перемирия и подтверждено условиями «Вечного мира», заключенного Россией с Польшей в 1686 году.

Хотя Сигизмунду и удалось штурмом взять город, дальнейшая судьба захватчиков была печальной. Были найдены записки иезуитов, в которых описано положение польского гарнизона, когда к городу подступали русские войска: «Обычной едой служило мясо лошадей, кошек, собак, крыс, воловья кожа. Когда же не стало и этого, то многие тайком убивали детей и съедали… Много московских пленников было убито и съедено».

Говорят, что наложенное Годуновым заклятье трагически сказалась на судьбе самого Шеина, ведь его воины, пытаясь выбить поляков из крепости, сами разрушили несколько башен.

Если верить другой молве, то время от времени Смоленская крепость начинает время от времени «вещать», но правда тревожным конским ржанием. По древнему поверью, в крепостную стену при строительстве стены, был вмурован череп коня воина святого Меркурия, покровителя Смоленска, спасшего город от нашествия татар в 13 веке. Своим ржанием легендарный конь всякий раз предупреждает смолян о надвигающейся опасности. И летом 1812 года, накануне разорения, смоляне слышали конское ржание, от которого мурашки бежали по спине…

Наполеон, разоривший 9 башен, по мнению смолян, тоже поплатился за их взрыв.

В апреле-мае 1708 года в крепости содержались политические противники гетмана Мазепы – Василий Кочубей, генеральный судья Левобережной Украины, и полковник Иван Искра. Их арестовали после доклада Петру I о предательстве гетмана. Но царь больше доверял Мазепе, чем его противникам и отдал их под стражу.

Три раза иноземные захватчики превращали древний Смоленск в груды дымящихся руин, и три раза он, как в сказке, снова восставал из пепла, подобно птице Феникс, а Смоленская Стена всегда накрепко связывало его прошлое и настоящее.

В память о подвиге смолян на месте взорванного Успенского (Мономахова, заложенного в 1101 году Владимиром Мономахом) собора в 1677 году был сооружен новый Успенский собор.

При въезде в город, почти с любой стороны виден, высится гордость Смоленска – Успенский собор, похожий на Зелёный Замок, золотые купола и колокольный звон которого стали славой Смоленска.

Поражает своим великолепием внутреннее убранство собора. Резной иконостас: здесь и гроздья винограда, подсолнухи, листья деревьев, вырезанные на колоннах, карнизах. В храме есть скульптурные изображения, органично вписанные в интерьер храма: в иконостасе, кафедре для проповеди, что не типично для православия.

В соборе находится Плащаница Ефросиньи Старицкой, тётки Ивана Грозного, и, пожалуй, самая главная святыня храма – икона Смоленской Божьей Матери. Ее называют Одигитрией, что в переводе с греческого означает «Путеводительница».

Она и впрямь была Путеводительницей, покровительствуя путешествующим и сопровождая в военных походах греческие войска, а в 11 веке привела на Русь византийскую царевну, которой предстояло стать женой переяславского князя Всеволода Ярославовича. Впоследствии их сын Владимир, по прозвищу Мономах (в честь знаменитого византийского предка), получил во владение Смоленское княжество, перевёз икону в столицу (день почитания 10 августа по новому стилю).

С первых же дней пребывания в этом красивом городе, привольно раскинувшемся по живописным приднепровским холмам, икона прославилась чудесами. Но особую любовь она снискала в мрачные годы татаро-монгольского ига, оборонив город своим заступничеством. Своим «орудием» для спасения города Богоматерь выбрала воина по имени Меркурий, который однажды услышал голос, исходивший от иконы: «Меркурий! Посылаю тебя оградить дом Мой… Сама я буду с тобой, помогая рабу Своему. Но вместе с победой ожидает тебя венец мученический, который прими от Христа».

Меркурий проникся великой миссией и, проникнув в стан неприятеля, убил татарского великана, поразив множество татар. Величественный лик Бого-Матери сопровождал его, и этот лик видели неприятели, что приводило их в ужас.

Сам Меркурий был сражен ударом в голову. Тело его с честью погребли в соборной церкви.

Меркурий Смоленский причислен к лику святых мучеников. Его туфли доныне хранятся в Смоленском Успенском соборе.

В 1602 году с иконы был сделан список, который был привезен Борисом Годуновым в Смоленск и установлен над Днепровскими воротами крепостной стены.

Именно он и оказался в 1812 году среди русских солдат.

Это перед этой иконой, прибывший в армию новый главнокомандующий М. И. Кутузов со слезами на глазах молил о спасении России, и это её приказал пронести перед рядами русского воинства накануне Бородинского сражения.

В 1812 году Смоленск, как всегда, встал на защиту России, против которой выступила 600-тысячная армия Наполеона.

4 августа французская армия пошла в решительное наступление на Смоленск. За стенами крепости их встретил корпус генерала Раевского и оставшиеся воины дивизии Неверовского, которые уже приняли бой в Красном. Русские солдаты проявляли чудеса храбрости. Из воспоминаний Наполеона: «Русскому отряду, выпала честь, защищать сей город в продолжение суток, что дало Барклаю-де-Толли время прибыть на следующий день», иначе французская армия переправилась бы через Днепр и атаковала русскую армию с тыла. Этого решительного удара совершить не удалось, что не позволило французской армии врасплох овладеть Смоленском. 5 августа 12 часов продолжалось сражение перед стенами, на стенах и за стенами Смоленска. Русские не уступали ни на шаг, «дрались, как львы». Наполеон подверг город яростному обстрелу из всех орудий, город пылал, французы штурмовали крепость, но все атаки отбивали русские воины.

На город обрушился град ядер, и Смоленск – вспыхнул, как свечка.

Перекрывая неумолчные пушечные залпы, от сильного жара самопроизвольно звонили церковные колокола и замолкали, когда срывались на глазах у потрясенных жителей с высоких колоколен, и разбивались со страшным грохотом на куски. Измученные жаждой, защитники города пытались утолить её свисавшими с деревьев многочисленными яблоками, но плоды не приносили вожделенного облегчения, ибо они испекались на ветвях от жара. Сквозь треск пожара прорезался отчаянный крик: «Спасайте Богородицу!». Солдаты, не думая о себе, вытащили святыню из пламени и под артиллерийским обстрелом отслужили перед ней молебен.

В ночь на 6-е августа икону на пушечном лафете вывезли из горящего города. С рыданиями смоляне провожали чудотворную: « И ты оставляешь нас, Мать Ты наша Заступница» – стоял стон по берегам Днепра. И мало кто в этот миг слушал пожилого священника, читавшего строки из Евангелия от Луки: «Пребысть же Мариам с нею яко три месяца и возвратится в дом свой». Слова эти оказались пророческими.

6 августа войска, защищавшие город, взорвав мост через Днепр, последовали за основными силами армии. Вместе с армией ушло почти все население города. Наполеон, въехавший в Смоленск на белом коне, увидел сгоревший, пустой город – смоляне не оставили ничего.

Французская армия потеряла за эти дни 20 тысяч воинов, русских было убито 9 600 человек. Весь народ поднялся на борьбу с врагом. На Смоленщине было создано 46 крупных партизанских отрядов. Овеяны легендами имена Дениса Давыдова и старостихи Василисы Кожиной. Недаром война называлась Отечественной. Отступая, Наполеон приказал взорвать крепостную стену, в результате чего было уничтожено 8 башен.

Когда французы оставили Смоленск, икона была возвращена на прежнее место. И в тот самый миг, кто-то вспомнил слова Евангелия от Луки. Действительно икона возвратилась в Смоленск ровно через три месяца. На месте, где шли ожесточенные бои, недалеко от Королевского бастиона был воздвигнут памятник героическим защитникам Смоленска 4-5 августа 1812 года. Памятник отлит из чугуна, высота его 26 метров. На памятнике изображена икона Смоленской богоматери, план сражения, и кто участвовал в нём, число погибших, имена главнокомандующих и героев Смоленского сражения, вокруг памятника 8 двуглавых орлов, коронованных одной короной, как знак ДАО и у них восемь ключей, как лавровые венки – Ключ победителя.

У подножия Королевского бастиона, который на плане представляет собой пятиконечную звезду, и во время войны с поляками являл собой вход с западной стороны, находится могила генерала Скалона, героически погибшего 5 августа 1812 г. Похоронили его французы, в присутствии Наполеона, отдавая дань мужеству русского генерала, со всеми воинскими почестями.

К столетию битвы, 6 августа 1913 г. был открыт «Памятник с орлами».

На высокой скале два орла, символизирующие две русские армии, Барклай де Толли и Багратиона, обороняют свое гнездо от воина-галла и надпись: «Благодарная Россия героям 1812 г.».

В 1954 г. у подножия Соборной горы был установлен памятник М. И. Кутузову – Смоленскому, великому полководцу, герою Отечественной войны 1812 года (наша программа «Великие Полководцы»).

А что основная икона Смоленской Божьей Матери, сопровождавшая на Русь византийскую царевну и оборонявшая Смоленск от татар?

В 1812 году она была эвакуирована в Москву, где принимала участие в крестном ходе вокруг Белого города. После изгнания французов из России была возвращена в Смоленский храм, где хранилась до Великой Отечественной войны. После освобождения Смоленска, чудотворной иконы на её привычном месте не оказалось. Возможно, она, как и многие другие смоленские ценности была похищена фашистами.

В начале Великой отечественной войны, 24, 29 июня 1941 г. фашистские лётчики сбросили тысячи бомб на Смоленск, почти весь «центр города был уничтожен. С 10 июля по 10 сентября велись кровопролитные бои на Смоленщине, сорвав наступление группы гитлеровской армии «Центр». Значение Смоленска в обороне Москвы огромно. Смоленское сражение дало время подготовиться к этой обороне и победить в битве под Москвой. (не дался фашистскому «Центру» Ключ – город, чтобы открыть путь в Центр России – Москву – столицу Великой России).

Более 2-х лет велась оккупация Смоленска. Во время отечественной войны немцы – «пощадили» (для себя) Успенский храм-красавец. Но при отходе, они его заминировали, надеясь, что сюда, отпраздновать Победу придут сотни людей и вместе с храмом взлетят на воздух, но просчитались, Божья Матерь и на этот раз встала на защиту своих чад… Благодаря чётким действиям наших саперов, Храм был разминирован.

25 сентября 1943 года Смоленск был освобождён. Стрелковый батальон под командованием Клепача водрузил Красное знамя на самое высокое уцелевшее здание – гостиницу «Смоленск». В сквере памяти героев, у крепостной стены находится мемориальное кладбище. Здесь похоронен 41 человек. Среди них М. А. Егоров, первый водрузивший Знамя Победы над рейхстагом в Берлине. Что интересно, 17-ая плита – чистая, а это знак нам, кто, по-видимому, кровно связан с этими героическими событиями. В сквере Памяти героев зажжён Вечный огонь. За мужество и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны, 6 мая 1985 г. Смоленску присвоено звание «Город-герой».

Смоленщина – родина великих людей. Среди них – основоположник русской классической музыки – М. И. Глинка, путешественник – Н. П. Пржевальский и П. К. Козлов, почвовед – Докучаев, флотоводец – П. С. Нахимов, светлейший князь – Г. А. Потемкин-Таврический, авиаконструктор – С. А. Лавочкин, первый космонавт – Ю. А. Гагарин, первый русский лётчик – М. Н. Ефимов, зодчий – Ф. С. Конь, декабристы – П. И. Пестель, П. Г. Каховский, И. Д. Якушкин, скульпторы – М. О. Микешин и С. Т. Твардовский, М. В. Исаковский, полководец – М. Н. Тухачевский.

Здесь был и работал художник, ученый, путешественник, общественный деятель – Н. Рерих и др.

Пройдите по городу, вдохните его воздух, прикоснитесь к истории, склоните голову перед подвигом наших предков, которые оставили нам Смоленск, и почувствуйте себя гражданами Отечества своего…

В нём воздух на истории настоян…
Не обошли века его причал,
Меня он сам, и труженик и воин,
Гражданственности высшей обучал.

Н. Рыленков

13–14 ноября 2004 г.

«Предтечей» нашей поездки в Смоленск (западное направление) стало летнее путешествие: Великий Устюг, Коряжма, Архангельск, Карпогоры, Кий-остров. В начале этой увлекательной поездки, уже в Великом Устюге, был сделан акцент на «запад». Перед нами открыли западные двери речного общежития, которые до этого всегда были закрыты. Позже, указание на открытие западных дверей, а это врата трансформации, прозвучало в Карпогорах, в Верколе у Св. Артемия. («Артемий» – «ратемо», так называли в Египте заходящее солнце).

Когда вернулись в Москву, во сне было сказано, что мы свою программу должны посвятить Матери, и что мы приступаем к выполнению новой программы – «Великие полководцы», «Воины Света». («Великие полководцы»/211 + «Воины Света»/122 = 333 = «Моя роль в Божественном Плане»/333 = «Принять щит имени Иисуса»/333)

Незадолго до поездки в Смоленск по ТВ показали, как «наложились» иконы Б. Матери на Россию (по кресту): на Севере – икона Тихвинской Б. Матери, на Востоке – Казанской Б. Матери, на Юге – Иверской Б. Матери, в Центре – Владимирской Б. Матери, а на Западе – Смоленской Б. Матери (это было единственное направление, которое мы к тому времени еще не охватили). Вот туда-то «наши» и отправились: в нужное время, в нужное место, в нужном состоянии сознания, как Великие полководцы Духа! («Великие полководцы Духа»/261 = «Группа Любы Семёновой»/261 = «Отражение – Пояс Ориона»/261 = «Идёт соединение: Будхи + Манас»/261).

Буквально в день поездки, в Москве, «Л. К.»* в трамвае услышала выступление поющего «артиста», где были слова: «Смоленск в огне»: («Смоленск в огне»/158 = «Звено в цепи Света»/158 = «Словарь Любви»/158 = «Отражение – Главное»/158), а когда она вышла на рынке, услыхала, как продавец кричала: «Смоленская селедочка!»: («Соединить ум и сердце»/252 = «Cоединить небо и землю»/252), очень вкусная (194 = «О-Любовь»/194), в дальнейшем «С. Т.»*, действительно «к столу» купила в Смоленске «вкусную селедочку», 880 граммов (соединяем горизонталь с вертикалью – небо и землю в цветке из двух восьмерок через ум и сердце).

Наша поездка в Смоленск началась 12 ноября в поезде 603 (63 = «Тьма»/63 = «Разум»/63), в 23:50, т. е. до начала даты 13 ноября оставалось 10 минут, (235 = «О-Люда Романова»/235 и до 12 /24 час) мы успели, как в сказке «Золушка»). Похоже, что «дотягивать» нам опять придётся и в этой поездке через Л. Романову, которая здесь когда-то «неслучайно» построила дом.

Уже перед самым выходом в Смоленске, Виктор Д. предупредил, что нас ждёт «подарок». Действительно, «подарком» для нас стала неожиданная встреча с «нашим» из группы «Лотос» («группа Лотос», так нас звал в Египте Виктор К.). Он-то и ожидал своих «звёздных» на платформе. И это было Зеркало – двойная Победа (два Виктора) в мире Сказки: Здание вокзала, как сказочный Зеленый Замок, а сегодня день Красной Луны, кин 109 (109 = «Кольцо»/109), 5 тон, день очищения, Зеленый Замок (по майянскому календарю). На фасаде здания – орден Золотой Звезды: Звезда Победы Городу-Герою.

Вход к центру в храмовых построениях Аркаима всегда был на западе. Именно об этом, накануне поездки в Смоленск, говорят на лекции об Аркаиме, а для нас это снова акцент на «запад».

Запад всегда олицетворялся с вратами смерти (смерть нашей «С. П.»* в день Преображения летом, смерть Ясира Арафата перед самой поездкой открыли нам эти врата), с тьмой, с заходящим солнцем «ратемо», с трансформацией, поскольку после захода солнца происходит его восход на востоке. Отсюда наша летняя поездка в Карпогоры, к св. Артемию Веркольскому, к «ратемо»-заходящему солнцу. Одновременно, это победа Света над Тьмой, Жизни над Смертью.

Понятие «Великие полководцы» связано с воинами, которые должны войти во тьму с раскрытым сознанием.

Смоленск = 114 = Мелхиседек = Самое главное

Зачем мы едем в Смоленск? = 237 = Ключ 155 = Сердце младенца Иисуса = Приводит к завершению

Самое главное – Смоленск = 228 = Это вертикаль Духа = Это Пояс Ориона = Это Дневник памяти = Получить Сердце = Это сердце Галактики

Победитель тот, кто победил себя = 356 = И ты непременно спасёшься

Победить себя = 164 = Дорога идущему = Выходим на свет = … – то есть каждому сейчас дается проверочный момент – «победить себя»

Поэтому из Смоленска мы должны уехать победителями, а поезд приходит на Белорусский вокзал, куда, действительно, в 1945 году «наши» приехали победителями.

Уехать победителями = 251 = Школа Любы Семеновой

На Белорусский вокзал = 217 = Дорога воскрешения

251+217 = 468 = (СТО) = Вам дан шанс

Из Смоленска уехать победителями = 385 = Что такое открыть Западные Врата = Единственный путь, ведущий домой

Западные Врата = 126 = Звездные Врата = Одигитрия = Всегда на страже

Что такое Смоленск? = 230 = Великие командиры Духа = Три дня рождения (а у нас три дня рождения : у «Л.В.»*, у «Л. П.»*, у «В. Д.»* и эта «троица» не случайно оказалась в одном купе вагона № 3)

Маршрутка № 41 (41 = Дети/41) привезла нас в гостиницу «Патриот» со светящейся вывеской «Экспоцентр». Люба С. накануне была в Экспоцентре, в Москве, у Меркурия – Бога торговли (материальный план), а его высшая ипостась – Тот Гермес (духовный план) и здесь в Смоленске нам сразу был дан знак, т. к. главный воин в Смоленске с татаро-монголами («тат» – борьба с материей) был воин по имени Меркурий.

Регион Смоленска 67 (67 = Слово/67).

Разместившись в гостинице, в которой к нашему приезду сделали евроремонт, (думаем, что всё не случайно), мы отправляемся знакомиться со славным городом-«ключом», «плотом», «щитом», как его называют. По пути проходим рекламу: «Куда ведет эта дорога? Скоро узнаешь, Е-30». Сразу вспоминаем, что наша программа тридцать, а это слово «Мама» = 30, (Тридцать = 126 = Западные врата = Звездные врата = Турция), т. е. нас сразу выводят на программу. Мы подходим к Великой Крепостной Стене (3-я по значимости после Китайской и Константинопольской стены, а Константинополь – это Турция), которая как кольцо окружала город. Центром города, как нам сказали в музее, является Успенский собор (Зеленый Замок), где находится икона «Одигитрия» – Смоленская Б. Матерь («Мама»). На улице видим еще одну рекламу: «Смоленску – 1141 год, именно так и написано – отдельно 114 и 1 (114 = Смоленск/114) и все это на фоне нарисованного Зеленого Замка.

У крепостной стены перед Громовой Башней нас «встречает» памятник зодчему Федору Коню. Здесь же располагается музей «Смоленской Крепостной Стены», ей 400 лет. (Крепостная стена = 218 = Воплощенное Слово). Здесь в музее видим плакат: «Выставка Савицкого « Цифры на сердце» и понимаем, что всё, что мы считаем через число, должно пройти через сердце, т. к. только тогда мысль, облаченная в красивые слова, вызовет и красивые чувства, а значит и соответствующие Богоугодные действия. На плакате цифры 224666 (22 = Бог/22, 46 = Один/46, 66 = Отец/66).

«Белое ожерелье Руси» (Белое ожерелье Руси = 212 = Вхождение в точку Х = Два полюса добро и зло = Ключи спасения = Грядут перемены) назвали эту Стену, т. к. она всегда была белая – её белили, а бойницы были красные.

Толщина стен была такова, что по ней могла проехать тройка лошадей.

В башне 3 яруса, 3 кольца. На втором ярусе выставка одежд воинов и рыцарские доспехи: кольчуга скована из мелких колец, её надевали на толстую соломенную фуфайку. Люди в то время были низкорослые: до 1,6 м – рост мужчин. З-ий ярус – это «небеса» – круг из 16 секторов, а цифра 16 – это буква «О», т. е. фактически – круг, кольцо (перед поездкой во сне сказали, что мы должны зажечь световые кольца), в центре этого кольца над нами «Х»– косой крест. Мы встали по кругу и пропели «ОМ», фактически оказавшись в абсолютном нуле. (Мы в абсолютном нуле = 249 = Рыцарь востока и запада = Ментальное очищение = Тропа, ведущая к свету = Центр + Центр + Центр = ИО – Дух = Божественная миссия).

Экскурсовод объяснила нам, откуда произошло название «Смоленск». Здесь находился Красный сосновый бор, смолой этих сосен смолили лодки и потом их уже тащили волоком к истоку Днепра (вот где «Исток»!) и это последняя операция – осмоления, чтобы лодка не утонула, превратившись в «Ковчег спасения» (сама смола представляет оксиальный символ – вертикаль – ось).

Наш поход в музей закончился подарками – нам подарили плакат «Цифры на сердце» и мы приобрели здесь 66 (66 = Отец) значков – «золотых звезд героев», точно таких, какие изображены на здании вокзала. Мы их получили в Громовой башне, а «Гром» – это Воля Бога и главное божество в Гиперборее.

В парке, у памятника с двуглавыми орлами, мы встретили свадебный кортеж. Невеста в розовом платье, а жених в белом костюме. На крыше их машины красные и белые цветы (знак «алхимической свадьбы»). Куда бы мы не шли потом: на аллею Героев, на Королевский Бастион, в это же время, в то же самое место, приходила эта красивая бело-розовая пара со своими гостями.

В Смоленске в этот день мы посетили музей льна. Увидели, какой тяжелый был труд – соткать льняное полотно. Лён очень жёсткий, а столько различных операций надо было проделать с ним (мочить, трепать, чесать прясть, ткать…), чтобы получить «раскрашенную льняную юбку» из сна «Л. Р.»*. Надо было спрясть километры нити, причём, чем тоньше нить пряла девушка, тем больше претендентов было на её руку и сердце. Нам сказали, что худым людям не доверяли и поэтому мужчины, чтобы казаться полнее, надевали на себя несколько одежд. Ещё мы узнали, что при рождении мальчика пуповину перерезали на стреле или топоре, а при рождении девочки – на веретене, что, когда пекли блины, первый блин отдавали предкам, второй – сыну, а третий – домовому, что кочергу называли «черный конь», при этом говорили так:«Чёрный конь прыгает в огонь» (Чёрный конь прыгает в огонь = 353 = Сильный человек всегда в зоне риска = Два полюса-добро и зло соединились = Нужно сварить рисовую кашу), а сам конь считался символом огня. Ещё мы узнали, что когда убирают лён с поля, его вырывают с корнями, чтобы посеять новые семена. Нам показали льняные одежды с различной символикой: «у цветочек, у крестик, у клеточку». На многих одеждах вышита «свастика» (коло-солнце) и мы узнали, что это слово означает «благое пожелание» и сразу поняли, почему Гитлер не мог выиграть войну, воспользовавшись такой солнечной символикой.

Очень интересно вышивались рубахи: на манжетах, плечах, горловине, на подоле и это не случайно, т. к. вышивка выполняла защитную роль. Большое внимание уделялось поясу, как «защитному кольцу» (Защитные/117 кольца/94 = 211 = Великие полководцы). Кисточки считались «душой» пояса. Поясу приписывали волшебство. Когда хотели получить какую либо вещь, то пояском связывали её с такой же вещью. В зале мы зажгли лучины света (по сну «Л. С.»*) .

Завершили день посещением главной Святыни Смоленска – Успенского храма, который действительно похож на Зелёный замок. Здесь увидели необыкновенную икону, чудотворную Смоленскую «Одигитрию» (нам она ещё свята тем, что именно на неё молился Прокопий Праведный), икону св. Меркурия, его туфли, необыкновенный алтарь, о котором было написано выше, Плащаницу Ефросиньи Старицкой, тетки Ивана Грозного. Туфли Меркурия нас поразили: они похожи по форме на замки, к которым нужно подобрать ключи, но мы понимаем, что ключом к замку является сам человек. Мы ещё знаем «летящие туфли» Меркурия (Тота Гермеса), а здесь «тяжёлые кандалы», «кандалы» заматериализованного сознания, которые не дают многим возможность подняться в Духе над материей. В этом храме выделено отдельно помещение, где ставятся свечи «накануне (за упокой), т. е. «западные врата», врата смерти. Чтобы «выйти к свету», мы прошли через них.

Возвратившись в гостиницу, отметили наши четыре дня рождения, т. к. к «трём именинникам», о которых мы уже говорили, в этот день «присоединилась» 3-х летняя внучка Любы С. – Анастасия («воскресшая система»), родившаяся, – как было предсказано, – 13.11 в 13 часов, наша «Молекула», а это – ЖИЗНЬ!

Проснувшись утром 14 ноября в день Белой собаки (кин 110), проиграв «рождение», фактически, все под своими простынями обнаружили детские клеёнки и мы, как «дети», действительно поехали в «Теремок», в Талашкино и потом в музей Сказки.

Итак, сначала, поехали в Талашкино, в имение княгини Марии Клавдиевны Тенишевой (Тенишева = 87 = Красота). Вспомнили рекламу последнего времени: «Пора выйти из тени». Наверное, настала пора – снять тень со всего человечества, «выйти в свет» и красоту.

Известная меценатка, княгиня Тенишева была удивительной личностью. Где, когда, в какой стране благотворитель не только жертвовал деньги на доброе дело, но и сам проявил бы себя в таком широчайшем деятельностном диапазоне, как М. Тенишева – певица, художник, историк, археолог, архитектор, педагог, учёный, писатель? Разносторонне одаренный человек, она сочетала в себе подлинную артистичность с постоянным стремлением к общественно полезному применению своих способностей и знаний. Для многих Талашкино (Талашкино = 114 = Мелхиседек) и Тенишева стали синонимами. Другими словами, Тенишева – Мелхиседек, что получило своё подтверждение в этом удивительном сакральном месте, расположенном в 18 км от Смоленска.

Началось всё с создания на соседнем хуторе Фленово сельскохозяйственной школы. Принимались в неё крестьянские дети из близлежащих деревень, начиная с девятилетнего возраста. Помимо общих предметов и занятий земледелием, огородничеством, садоводством и пчеловодством, в обучение были введены предметы эстетического воспитания, большое внимание уделялось ремёслам: столярное, резьба и роспись по дереву, чеканка по металлу, керамика, окраска тканей и вышивание. Школа давала детям дорогу в жизнь, а одарённые дети находили здесь своё призвание. К тому же княгиня проявляла неподдельную любовь к детям. Зимой для них сооружались ледяные горки, летом – купальни на пруду. А с каким удовольствием Мария Клавдиевна устраивала праздники! В особенности она любила зимнюю ёлку. На ней развешивали мешочки с орехами, пряниками, конфетами, карандашами, тетрадями, детям дарили рубахи, картузы….

«Талашкино сделалось особым мирком, где на каждом шагу кипела жизнь, бился нерв, создавалось что-то, ковалось и завязывалось звено за звеном сложная цепь», – вспоминала Тенишева.

По рекомендации Врубеля в Талашкино был приглашен С. В. Малютин, архитектор, художник, сценограф, прикладник, обладавший даром фантазии, украсивший пейзаж Талашкино затейливыми мостиками и воротами.

Он придумал «матрешку», ставшую известной всему миру.

При всём многообразии того, что делал Малютин в Талашкино (изделия из дерева и керамики – столы, диваны, кресла, стулья, скамьи, сани, ларцы, игрушки пр.), самым ярким детищем его таланта был и остается «Теремок».

На высоких холмах, в обрамлении тёмной зелени дубов и елей срубил художник свой знаменитый домик. Это бревенчатое сооружение представляет собой подлинный шедевр русского зодчества. Окна, двери, карнизы, наличники – всё это искусно выпилено, ажурно вырезано. Яркая раскраска, сказочные мотивы на фасадах создают праздничный и фантастический образ, а для людей посвящённых – это ажурный рисунок из символов и знаков.

Одним из ведущих художников была сама Тенишева, которая самостоятельно освоила эмалевое дело, её работы приобрели всемирную известность: это икона Михаила Архангела и царевича Алексея к 300-летию дома Романовых, портал с композицией «Святой Георгий, поражающий дракона». Смоленская «скрыня» (Скрыня = 126 = Западные Врата = Звёздные Врата) называли Тенишеву (скрыней на Смоленщине называли сундук, где хранились драгоценности). Экспонаты талашкинской «скрыни» могли стать украшением любого столичного музея древностей, её коллекция оценивалась в несколько миллионов русских рублей, а тогда это были огромные деньги. В Талашкино, в 1901 г., Тенишева открывает свой первый музей русского народного искусства, который впоследствии был переведен в Смоленск и стал называться «Русская старина».

Талашкинский центр изучал и пропагандировал русскую музыку. Гордостью Тенишевой стал балалаечный оркестр, в котором играли дети. И когда мы пришли в музей, для нас фото детей с балалайками и сама балалайка в кресле-коньке под названием «Лебедушка» с изображением лебедя, вызвало бурю восторга. Дело в том, что когда прошлой осенью мы возвращались из удивительной поездки (надо уточнить при этом, что каждая наша поездка удивительна) в Казань, Л. Семёновой приснился сон, что она из всех струнных инструментов, выбирает балалайку и всем на удивление начинает вполне профессионально на ней играть. Первую балалайку она видит наяву в Бердянске, вторую в Чернево и вот теперь здесь. Балалайка = 55, а это две римских пятерки, знак двойной победы «Х», (а с нами две Победы, два Виктора). В музее много символики с изображением коней, есть и балалайка с изображением конька, а главный зодчий Смоленска – Ф. Конь и «вскрытие печатей», по которым мы сейчас идём, связано с конями, и это всё очень знаково. Кроме того, на многих работах – Рериховский знак – «Знамя Мира» или «Знак Шамбалы».

Княгиня, помимо собирательства предметов, любила собирать вокруг себя талантливых русских художников (Врубель, Репин, Васнецов, Н. Рерих и др.). Её поместье было своеобразным центром эстетического и идейного формирования мастеров кисти. Художники, работавшие в Талашкино, стремились создать гармоническое и духовно активное искусство, способное изменить нравственную природу человека, мир фольклорных сказочных образов.

Тенишева приглашает Н. Рериха для выполнения росписи и смальтовой мозаики Храма Св. Духа, судьба которого сложилась весьма драматично. Н. К. Рерих, воплощая идею единства всех религий, допустил в росписях многочисленные отступления от православного канона, что послужило причиной не освещения храма. В советское время храм использовался для хранения элитного зерна, (Элита = 75 = Зеркало, Элитное зерно = 175 = Отражение-Зеркало = Отражение элита) в связи с чем, от росписи остались лишь фрагменты. Но бесценным даром дошла до нас великолепная мозаика «Спас Нерукотворный», выполненная художником над порталом церкви.

Храм-крест, его основание-пирамида, а крыша – «языки огня», «шейка», как перевернутая стопочка, а дальше главка и крест. Необычны окна, они очень символичны. Одно из окон – сплошная геометрия: четыре двойных треугольника, а над ними три круга с крестами, пирамида с глазом и кругом. Всё как бы олицетворяет Человека в его Высшей ипостаси через рождение Марией Иисуса Христа – Человека и Любовь. Любовь служит связующим звеном Воли и Ума, и через три креста выходят на единение с Божественными принципами: Атма, Будхи, Манас, объединённых в один круг – Солнце. Другое окно – это – руны: Руна Огня и Руна «Пламя Души» Надо сказать, что окна представляют собой прямоугольники с закругленными углами. Это не случайно, т. к. в этом месте мы делаем поворот «мягким» через букву «Ы», а это 29-я буква алфавита (нота «си» (Си = 29) – чакра «сахасрара»), и так получилась, что, подходя к храму Св Духа, «Л. К.»* подворачивает ногу и в Москве, в травмпункте ей говорят, что у неё «мягкий вариант» – растяжение связок. (Мягкий вариант = 152 = Переходи в свет = Главное- Любовь, а Что такое 152 = 268 = Я выбрала верный путь).

Когда мы внимательно присмотрелись к мозаике Н. Рериха «Спас Нерукотворный», обнаружили совсем незаметное изображение радуги и Гиперборейский крест словно на Северном полюсе, на земном шаре.

Вернувшись из сказочного Теремка в Смоленск, мы не могли пройти мимо ещё одной «сказки» – Смоленского музея Сказки. Сразу при входе, в дверях – добрый игрушечный волк «Анубис». Он сам об этом говорит: «Погладь меня, я добрый!». Ну, мы его и погладили, а он нас, конечно, пропустил в «сказку». Но кто же устоит перед ласковым прикосновением женской руки, какой волк…

Ну, уж мы и наигрались там, как в детстве: отгадывали загадки, примеряли маски. Маску, как корону, надо было надеть поверх головы. Зажигали лучины в темноте, любовались на звёздное небо, на котором увидели и наш Орион, и Альдебаран, и Полярную звезду, рядом с которой было написано – «Выход».

Тут же сияющий колобок, олицетворяющий Восходящее Солнце.

Проиграли сказку о Золотой рыбке, попросив у неё не корыто, конечно, а Теремок, чтоб не хуже чем у княгини Тенишевой… обещала рыбка помочь, если работать все будем, конечно, для этого и Умом, и Сердцем.

Дали нам подержать Яичко Золотое. Ну и тяжёлое же оно оказалось, не всяк удержит, но мы-то удержали, не разбили, т. к. не было среди нас той неуклюжей «мышки».

Нашли мы в сказке о Кощее Бессмертном ту самую иглу (на кончике которой его смерть), которая в яйце, которое в утке, которая в сундуке, который на дубе, но… мы на этот раз пожалели Кощея, – мы же тоже хотим стать бессмертными, а это уже будет другая сказка…

Мы даже из этих всех сказок взяли на вооружение некоторые «находки» для нашего Теремка в Чернево, которые «В. Д.»* запечатлел на фото.

Но самое потрясающее, что здесь увидели – это круглый (заметим, опять без острых углов) столик, на нём свеча, на столике сидит игрушечная белочка (наша Любовь Владиславовна, так мы ласково её иногда называем – «Белочка»), и около белочки… не догадались? лежит… «холодно» (даем подсказку: с кем может сидеть «в обнимку» наша «Белочка»?), теперь теплее.., а теперь – «горячо», правильно – Азбука, первая Азбука в картинках, Александра Бенуа, 1904 г., (94 = Любовь).

Итак, всё нам сегодня удалось, все наши сказочные желания исполнялись, осталось только в день «Белой Собаки» увидеть её живую. Стоило нам об этом подумать, потом произнести желание вслух и, когда мы вышли на улицу, около музея Сказки, нас ждала самая настоящая, белая собака. Мы не удивились, ведь, что только не бывает с Волшебниками, стоит им только подумать, и «оно» тут как тут.

День 14 ноября закончился поездкой в западное предместье города, на Борисоглебовскую улицу, туда, где когда-то наша Л. Романова построила большой дом и, вырастив сад, вынуждена была уехать жить в Москву, чтобы встретиться со своей Звёздной семьей и через несколько лет, в нужное время, в нужном состоянии сознания, привезти своих «звездных» сюда…

Cмоленск крестился в лето 1013 года от Рождества Христова. Через два года над малым притоком Днепра, речкой Смядынью, протекавшей в западном предместье города, произошло злодейское убийство муромского князя Глеба.

Первыми «религиозными гениями» Древней Руси стали святые братья Борис и Глеб (Борис и Глеб = 100 = Вам дан Шанс), безропотно принявшие смерть, и тем самым предотвратившие новую междоусобную брань, в которой пролились бы реки русской крови. Подобно страданиям и смерти Христа, это была добровольная жертва. Смертный подвиг святых Бориса и Глеба запечатлелся в памяти народа, вставшего на путь христианства и сердцем принявшего ту истину, что «всякое невинное и вольное страдание есть страдание за имя Христово».

Словно библейский Каин, задумал Святополк «окаянный» недоброе – перебить всех наследников Владимира Святого, своих братьев, и занять киевский престол.

Убитого князя бросили между двумя колодами, и с тех пор редкие прохожие видели в этом пустынном месте мерцающий свет зажжённых неведомо кем свечей. А через несколько лет тело Глеба было обретено нетленным.

На берегу Смядыни, где пролилась кровь святого Глеба, смоляне вырыли колодец, вода которого обладала чудодейственной целебной силой.

Сюда начали стекаться тысячи паломников. В середине 19 века муромский купец Ермаков, благодарный за исцеление ног водою из святого колодца, возвёл над ним шатер – так называемую каплицу с золочёным крестом. В годы революции часовня-каплица была разрушена, и лишь не так давно – в 1991 году – на месте убиения святого Глеба поставили каменный крест с памятной надписью. Рядом с этим местом находятся развалины Борисоглебского монастыря.

Вот сюда, к каменному кресту, на место убийства Глеба, мы и пришли. Накануне был сон, что нам осталось поднять каменную плиту. Эта плита, этот камень – карма братоубийства, которое началось ещё тогда, когда Каин убил своего брата Авеля. Мы простили и себя, и всех, кто когда-то участвовал в этих братоубийственных войнах. В России, это были братоубийства «красных» и «белых» в гражданскую войну, в революциях.

И сейчас, на Украине идёт противостояние «оранжевых» и «сине-белых», а по сути тех же братьев, и не дай Бог им пролить кровь…

Мы сняли эту Карму, сделав символическое Кольцо, взявшись за руки (по-французски, «рука – бра»), подняв мыслью эту «плиту», стерли негативную информацию в числе, соединив небо и землю, «от сердца к сердцу». (Мы стёрли информацию = 292 = Мы дошли до древних корней = Дотянуться до руки = Так давайте мыслить красиво)

Что такое 292 = 408 = Соединение неба и земли от сердца к сердцу!

Так давайте мыслить красиво – от сердца к сердцу! = 506 = Снятие проклятия с семьи Романовых

Мы это сделали!!!!