Главное меню

Мы в Facebook

Дорогие друзья!

 У вас появилась уникальная возможность купить книги Л. Семёновой «От Озириса до Деда Мороза» и «Звёздные Врата 11:11».


Подробнее...

Надпись на гравюре – единственном документально подтверждённом портрете графа де Сен-Жермена.

Предположительно гравюра исполнена Н. Тома

«Как Прометей он завладел дыханьем мира –
Огнём, что движет вещи в мирозданьи.
Природа жизнь свою ему раскрыла.

И если он не Бог, то Господа посланник»

Ещё один вариант перевода той же надписи.

«Граф Сен-Жермен, знаменитый Алхимик,
Он, словно Прометей, похитил пламень тот,

Которым полон мир и всякое дыханье.
Натура жизнь ему покорно отдаёт.
Он если сам не Бог, то Божье приказанье».

Содержание:

Предисловие

25 июня я пошла на лекцию в Школу Новый Акрополь, связь с которой поддерживаю уже много лет. В своё время Любовь Семёнова, я и некоторые из нашей Группы несколько лет учились в этой Школе, и она нам очень много дала, за что великое спасибо её руководителю Елене Сикирич. Лекция называлась: «Граф Сен-Жермен». Акрополь придерживается, если можно так сказать, классической направленности, основанной на документах и трудах известных учёных и философов. Мне было интересно узнать их интерпретацию жизни нашего Великого Учителя, помимо любой ченнелинговой информации, которую Школа не использует.

Лекцию читал Вадим Карелин на основании своих исследований, которые он изложил в статье на эту же тему в журнале Школы «Человек без границ», № 1, 2013 г. Лекция мне очень понравилась, она была основана на документальных свидетельствах очевидцев лично знавших графа, а также некоторых высказываниях самого Сен-Жермена, записанных его друзьями. История жизни графа – это наглядный пример водительства Мировых Учителей человечества в их вечном служении жизни.

Вернувшись поздно, я всё же решила посмотреть свою почту, хотя делаю это далеко не каждый день. Но именно сегодня мне захотелось это сделать, и первое, что бросилось в глаза в теме письма: «Привет от Сен-Жермена». Письмо было от человека мне неизвестного. Думаю, что он не будет в претензии, если я приведу текст этого письма: «Добрый день, друзья! Прочитал статью на вашем сайте про Сен-Жермена и решил с вами поделиться своей радостью. С нами уже 10 лет в квартире живет портрет учителя Сен-Жермена (файл прилагаю). Написал его Ярай – вот ссылка на его сайт и творчество tvorimray.ru. В 2006 году Ярай ушел в Вечность и захоронен на Светлояре. Предлагаю вам использовать на сайте изображения его работ в соответствии с тематикой».

Я сразу же ответила на это письмо, сообщив, что не только знакома с работами Ярая, но и хорошо знала его лично, т. к. в 2000 году на семинаре по Цветку Жизни, который вёл Том де Винтер, мы познакомились и в дальнейшем периодически встречались на выставках с ним и его женой Майей. Алексей прислал мне фото картины Ярая, где изображён Сен-Жермен. Если честно, то эта картина не слишком мне понравилось, я не ощутила энергетики Учителя, но ведь каждое изображение Великого Учителя – это личное видение автора, и возможно в реальности, а не на фото, картина производит совершенно другое впечатление.

Итак, после лекции о Сен-Жермене, когда два часа вместе с лектором мы проживали его удивительную жизнь, я получила письмо и опять о нём же. Это не просто потрясающая синхронизация событий, это был определённый знак, который необходимо было понять. Наша Школа непосредственно работает под водительством Великих Учителей и, конечно же, Владыки Сен-Жермена, в городе которого мы возродили Гиперборейский Храм Странствия по Мирам, над которым на эфирном плане проявлена Обитель Владыки Сен-Жермена. Но особый акцент на Учителя был дан непосредственно 25 июня, и заставил задумалась над тем, что лично мне надо сделать? И ответ пришёл.

На нашем сайте есть послания от Вознесённого Учителя Сен-Жермена, стоит работа Л. В. Семёновой, в которой кратко рассказано о жизни Великого Учителя. Мы постоянно произносим и пишем его имя, но я уверена, что очень многие не читали книг о жизни графа, написанных на основании, дошедших до наших дней, дневников и писем его знакомых. Пришла мысль, что надо написать работу, в которой соединить документальную и ченнелинговую информацию о нашем Учителе в дополнение к работе Л. Семёновой, и если я что-то продублирую из работы Л.В.С., то, как говорят, «повторение мать учения».

В этой статье я постаралась собрать и объединить некоторые факты, которые известны нам о Владыке Сен-Жермене, насколько это возможно, т. к. материалов и книг очень много. В работе были использованы отрывки из произведений О. Володарской, Марка и Элизабет Профет, И. Купер-Оукли и др. Но довольно преамбулы, отправляемся в путешествие, которое хочется назвать: «Великие Жизни Великого Мирового Учителя»!

Великие Жизни Великого Мирового Учителя = 417 = ((МЫ=43+374)) = Обитель Вознесённого Владыки Сен-Жермена = Степень Алхимика Священного Огня = Это мы ткём Единый Узор Вечности

Обращаю ваше внимание на фразу «Степень Алхимика Священного Огня», т. к. в подписи на гравюре звучит: «Он словно Прометей похитил Пламень тот…» – очередная синхронизация. Потом я решила посмотреть фразы на 350, т. к. 417 = Это 350. Как же прекрасно работает наш Словарь и как он нам помогает! В конце перечня фраз на 350, внимание привлекает: «Я слышу зов Святого Грааля». Возникает мысль, что надо рассчитать фразу: «Я слышу зов Владыки Сен-Жермена». Мы часто считаем, что мысли приходят в голову случайно, но это далеко не так, а в данном случае они точно пришли с Тонкого Плана. Посмотрите. Считаю возникшую в голове фразу:

Я слышу зов Владыки Сен-Жермена = 350 = Я слышу зов Святого Грааля

Зов Владыки Сен-Жермена = 209 = Зов Святого Грааля = Обращение Сен-Жермена = Вознесённый Владыка = Мальтийский орден = Волшебство мысли = Это не случайно

Великие Жизни Великого Мирового Учителя = 417 = Это я слышу зов Владыки Сен-Жермена!!!

Год 1684-й, 1-е число, месяц – май (день вознесения Сен-Жермена):
Приходит Бог Свободы Земли – Сен-Жермен.
Вот он стоит, одетый в звёздный плащ
За ним – бескрайность Космоса, а рядом –
Богиня Справедливости, близнецовый пламень.
Пришёл он, чтоб возжечь в сердцах,
коим ведома тайнопись космоса,
огни мировой трансмутации
и предотвратить катастрофу,
как в жизни каждого, так и планеты в целом.
Он пред собраньями людей различных
и всех живущих в мире светоносцев
Бого-Свободы дело защищает,
за угнетённых предлагая выкуп –
Дар сердца своего, ума творенье,
редчайшее из всех земных сокровищ
А сверх того – все сферы света,
что собрал он в каузальном теле,
всё, что извлёк из опыта божественного и земного.
Да, это всё он предлагает.
И словно нищий с чашей, подаяний полной,
скитается он по дорогам мира
и каждому прохожему в глаза пытливо смотрит
с надеждою, что хоть один из миллиона
оценит Дар предложенный
и к сердцу близко примет, признавая,
Первопричину, Солнце,
Алхимию эпохи, что столь близка.
Да, столь близка, сколь близки
Свобода воли, Божья искра,
что нас освобождают от дилеммы
сомнений, пагубных идей и смерти,
и столь же далека, сколь далека от благодати
зависть обывателя к Любви свиданья нашего.
Им так хотелось бы, чтоб без него настало утро нашего освобождения
от всех хитросплетений кармы, порождённой
столетьями бесцельного время препровожденья
в общеньи с теми, кто, увы, как личности с ним даже не сравнимы.
И в сердце наше Сен-Жермен войдёт навеки,
коль мы на то дадим своё согласье.

Он жил ради освобождения людей. Именно этими словами можно подытожить многочисленные воплощения Сен-Жермена. И хотя деятельность его разнилась от воплощения к воплощению, в каждой из прожитых жизней он приносил Свет Христа в свои пророчества и алхимию свободы ради избавления от рабства народа Земли.

Бог Свободы Земли – Сен-Жермен = 271 = Мой Учитель Сен-Жермен = Это Сен-Жермен всегда с нами = Многомерное существо = Это духовный человек = Люди – духовные алхимики = Ключ – это освобождение

Он жил ради освобождения людей = 312 = Мой брат – Учитель Сен-Жермен = Чистый канал с Сен-Жерменом = Наступил час пробуждения = Подарок Сен-Жермена для меня = Сущность бессмертия = Это освобождение от смерти = Город Водолея – Великий Устюг

Алхимия Свободы = 194 = Призыв Сен-Жермена = Истинное Учение = Ключ Воинов Света = Танец вечной жизни = Творящая сила = Любовь + Ум + Воля = Отражение – любовь = Соединение Неба и Земли = Великий Человек Небес

Ihomme extraordinaire – Человек исключительный
Отзывы современников

«Будьте добры, скажите, – спросила графиня де Жержи, – был ли ваш отец в Венеции около 1710 года».

«Нет, мадам, – очень спокойно ответил граф, – мой отец умер намного раньше. Но я сам жил в Венеции в конце прошлого и начале нынешнего столетия и имел честь ухаживать за вами в то время, а Вы были настолько добры, что восхищались несколькими баркаролами моего сочинения, которые мы тогда вместе пели».

«Извините, но это невозможно. Графу де Сен-Жермену, которого я знала в те годы, было, по меньшей мере, сорок пять лет, а Вам, на вид сейчас больше не дать».

«Мадам, – ответил, улыбаясь, граф, – я очень стар».

«Но тогда Вам должно быть около ста лет».

«В этом нет ничего невозможного», – сказал в ответ Сен-Жермен.

В 1743 году графиня д’Адемар, придворная фрейлина и близкая подруга французской королевы Марии-Антуанетты написала в своём дневнике: «разнёсся слух, что в Версаль прибыл несметно богатый (если судить по великолепию украшавших его драгоценных камней) незнакомец. Откуда? Никто никогда так и не узнал этого. С первого взгляда поражало его лицо: спокойно-надменное, очень умное и живое. Он был гибок и грациозен, с очень красивыми руками, изящными маленькими ногами; носил всегда обтягивающие панталоны, подчёркивающие безупречность его фигуры. Когда он улыбался, взору открывались белоснежные ровные зубы; на подбородке у него красовалась ямочка; волосы чёрные, глаза мягкие и проницательные. О! Что это были за глаза! Я никогда не видела ничего подобного. На вид ему можно было дать лет 40-45».

В одной из книг Учения Живой Этики «Надземное» сказано: «Такие архивы, как Шуазёля, Гёте, Строганова, содержат немало полезных сведений. Такие данные особенно показательны для внутренней жизни Нашего Братства. Нужно благодарить Адемар за оставленные записи, без них многие страницы деятельности Сен-Жермена не были бы оповещены. И кто-то будет изумляться, к чему понадобились записи Адемар, когда Мы могли пояснить все еще полнее? Но люди ценят показания их современников, и такие записи будут в глазах человечества доказательством гораздо более действительным, нежели Наше анонимное извещение».

В одном из своих писем Елена Ивановна Рерих пишет: «…такие страницы о Сен-Жермене, которые отмечаются в дневнике маркизы д’Адемар, можно считать вполне достоверными, и они особенно ценны тонким изложением фактов, которые принято обходить презрительным молчанием или же сопровождать невежественной усмешкой. Не случайно она была поставлена свидетельницей их…».

Менли П. Холл в предисловии к изданию книги Сен-Жермена пишет: «Что же касается внешности графа де Сен-Жермена, то его изображают человеком среднего роста, хорошо сложенным, смугловатым, с правильными и приятными чертами лица и тёмными, часто напудренными волосами. Одевался он просто, обычно в чёрное, но платье сидело на нём превосходно, и было лучшего качества. Глаза его обладали изумительным очарованием и поражали всех, кто в них смотрел». И ещё: «Благодаря чему-то сродни телепатии, этот замечательный человек чувствовал, когда его присутствие требовалось в каком-нибудь далёком городе или стране; была также замечена обескураживающая всех привычка появляться в своих собственных апартаментах и в апартаментах друзей без помощи дверей».

Великий поэт-философ А. С. Пушкин в своём произведении «Пиковая Дама» уделяет Сен-Жермену особое внимание, т. к. весь сюжет повести основан на тайне трёх карт. По словам Нащокина, Пушкин, читая ему повесть, говорил, что в основе сюжета – истинное происшествие, что старуха-графиня Наталья Петровна Голицына сказала проигравшемуся внуку три карты, названные ей в Париже графом де Сен-Жерменом. Молодой Голицын поставил на эти карты и отыгрался.

У Пушкина в повести все соответствовало действительности. В том числе время действия: если предположить, что эта история рассказывается Томским в начале 30-х годов XIX века, то описываемая встреча «московской Венеры» с графом Сен-Жерменом происходила в Париже «лет шестьдесят тому назад», то есть в начале 70-х годов XVIII века. Сам Пушкин еще раз подтверждает это в главе II: «…Графиня… строго следовала модам семидесятых годов и одевалась так же долго, так же старательно, как и шестьдесят лет тому назад». В это время, согласно документальным свидетельствам, Сен-Жермен действительно был в Париже: «В начале 1768 года он вновь появился в малых апартаментах (Версальского дворца)», – пишет графиня д’Адемар в своих «Воспоминаниях о Марии-Антуанетте».

Посмотрим, как о нём отзываются другие известные люди того времени. Вспоминает Дьедоне Тьебо: «Во внешности Сен-Жермена сквозили изящество и интеллект. В нём чувствовалось благородное происхождение и знание светских условностей… История Сен-Жермена являет нам образцовый пример истории человека мудрого и предусмотрительного, остерегающегося нарушить правила общепринятого поведения или оскорбить мораль. Чудес о нём рассказывают великое множество, однако они не скандальны и не низменны».

Современник графа, Т. П. Барнум, рассказывал: «Его память была удивительной. Прочитав однажды газету, он мог свободно пересказать всё её содержание от начала до конца. К прочим способностям относится и его умение писать обеими руками каллиграфическим почерком. Он мог, например, писать любовное письмо правой рукой, а левой переписывать стихи, и это с большой лёгкостью».

Еще одно описание: «Сен-Жермен среднего роста и изысканных манер. Черты его смуглого лица правильны. У него черные волосы и энергичное одухотворенное лицо. Его осанка величественна. Граф одевается просто, но со вкусом, роскошь проявляется только в большом количестве бриллиантов, входящих в его туалет. Они украшают табакерку и часы. Однажды он появился при дворе в туфлях, пряжки которых были сплошь покрыты алмазами…»

Аналогичные описания можно найти в воспоминаниях современников множество. Удивительный человек без возраста. Ещё одна запись графини д’Адемар сделанная уже в 1788 году: «Так, значит, он жив – тот, о котором говорили, что он умер в 1784 году, и о котором я не имела сведений долгие-долгие годы – он вновь неожиданно появился – и в такой момент, в такую эпоху! Зачем он вернулся во Францию? Как удается ему так долго жить, не старея? Ведь я знала пожилых людей, которые видели его сорока-пятидесятилетним в самом начале XVIII века… Да! Он выглядел так же, как и в 1760 году, а моего лица время не пощадило…».

Безусловно, Сен-Жермен мог сколь угодно долго оставаться неизменно в одном и том же возрасте, и никаких колдовских эликсиров не требовалось тому, кто умел управлять своей физической оболочкой — умение, которым владеет каждый адепт.

Не было ничего, казалось бы, что было ему не под силу. Он вызывал восхищение, как великий философ, дипломат, учёный, целитель, художник и музыкант. Сен-Жермен прекрасно играл на всех музыкальных инструментах, но больше всего любил скрипку. Столетие о великом Паганини говорили, что «это Сен-Жермен в теле итальянского скелета». Граф также сочинял музыку, и среди бумаг П. И. Чайковского была обнаружена одна из его партитур. Говорили, что граф может сыграть на рояле без нот не только любую песенку, но и самые сложные музыкальные сочинения, предназначенные для исполнения на нескольких инструментах.

Мэнли П. Холл в уже упомянутом выше предисловии пишет: «…Сен-Жермен был мастером в сфере музыки. Находясь в Версале, он давал скрипичные концерты и, по крайней мере, однажды в своей богатой событиями жизни дирижировал символическим оркестром без партитуры. В Париже Сен-Жермен был дипломатом и алхимиком. В Лондоне – музыкантом. Он оставил англичанам музыкальные записи в память о своём пребывании в их стране. Многие из его сочинений напечатал Уолш, а его раннюю английскую песенку «О, если б ты знала, какие священные чары…» издали во время его первого посещения Лондона. Покидая этот город, он поручил Уолшу положить на музыку некоторые стихи и подготовить арии из его небольшой оперы «L’Inconstanza Delusa», причём эти сочинения были опубликованы после отъезда Сен-Жермена из Англии. После своего возвращения в 1760 году он подарил миру много новых песен, за которыми, в 1780 году, последовало несколько соло для скрипки. Он был трудолюбивым и талантливым артистом, популярным и как композитор, и как исполнитель».

Старейшая английская газета «The London Chronicle» в июне 1760 года опубликовала следующее: «…Что же до музыки, он не только играл, но и сочинял её; и то и другое делая с утончённым вкусом. Даже сами идеи его как бы звучали, были изложены мастерски, и в вещах, казалось бы, не имевших к музыке никакого отношения, он обнаруживал пластические средства, выражаясь метафорическим языком, почёрпнутым из сферы искусства. Более искусного способа явить своё внимание к предмету не могло и существовать».

В Британском музее имеются нотные тетради с музыкальными произведениями Сен-Жермена, сочиненными во время своих визитов в эту страну, ибо имеющиеся на них даты соответствуют 1745 и 1760 годам. И. Купер-Оукли пишет, что «благодаря счастливому стечению обстоятельств нам довелось однажды держать в руках документ, который имеет самое прямое отношение к Сен-Жермену. Он сохранился в библиотеке прекрасного замка Раудниц в Богемии, принадлежащего принцу Фердинанду Лобковицу. Среди различных манускриптов и других сокровищ этой редчайшей коллекции мы нашли целую нотную тетрадь с музыкальными произведениями Сен-Жермена, и с разрешения нынешнего принца, сделали копию записи и автографа: «Принцу Лобковицу, с наилучшими пожеланиями музыкальные произведения, которые были посвящены английской даме, обладающей истинным вкусом в этом искусстве (пер. с франц.). Parde St. Germainде (Сен-Жермен)»

Граф де Сен-Жермен замечательно рисовал маслом, но что больше всего выделяло его картины, это необыкновенные цвета, – он сам открыл некий секрет приготовления красок, и это придавало его произведениям особое великолепие и они воспринимались совершенно живыми. Краски для своих картин он создавал сам, никому не раскрывая секрета. Графиня де Женли пишет: «Ему ведома поистине удивительная тайна цвета, и благодаря этой известной только ему тайне его картины выделяются среди прочих непостижимым блеском и сиянием красок». Когда граф писал картины на исторические темы, он всегда украшал женские наряды сапфирами, рубинами, изумрудами, и эти камни можно было принять за настоящие. Вспомните книгу Антаровой «Две жизни», её 4-ю часть, посвящённую Общине Али, и передачу художнице Беате тайну живых красок. Е.И. Рерих пишет, что «картины Сен-Жермена остались во Франции, в Англии, в Германии и в Недерландах под разными именами. Несколько осталось в семье Ван-Ло, но большинство было уничтожено автором».

Сен-Жермен был искушён в целительстве и использовании лечебных трав. Некоторые делали предположение, что именно использование графом трав вкупе с привычкой к простой пище продлевает ему жизнь. Кстати, как того требовали светские условности, граф постоянно присутствовал на званых обедах и ужинах, но никто и никогда не видел, чтобы он ел. Сам он объяснял это особой диетой, предписанной ему. Если опять вспомнить «Две жизни», то становится понятно, что утончение энергетики, а тем более приход в плотное тело из высших сфер, не позволяет питаться грубой земной пищей. Что касается его целительских способностей, то также совершенно ясно, что Великий Алхимик не мог ими не обладать. Сохранились свидетельства, что Сен-Жермен дал мадам де Жержи, диалог с которой приведён в начале главы, эликсир, благодаря которому она в течение двадцати пяти лет выглядела двадцатипятилетней и жила столь долго, что её прозвали «старая, вечная графиня».

Граф де Сен-Жермен говорил, по меньшей мере, на 12 языках настолько свободно, что где бы он ни был, его принимали за уроженца той страны. В число этих языков входили: французский, немецкий, английский, итальянский, испанский, португальский, русский и некоторые восточные. «Учёные и знатоки восточных языков подтвердили познания графа де Сен-Жермена, – писала некая графиня, одна из приближённых ко двору Людовика XV, – первые находили его более искушённым в языках Гомера и Вергилия, чем они сами; со вторыми он говорил на санскрите, китайском, арабском так, что они думали, будто он прожил долгие годы в Азии».

Ходили легенды о его способности устранять дефекты в драгоценных камнях и «плавить» алмазы, из нескольких маленьких создавая большой камень чистейшей воды, чему он научился, по его собственным словам, в Индии в 1755 году, когда находился там с генералом Клайвом. А ранее в 1737-1742 годах при дворе персидского шаха, Сен-Жермен проявил своё умение в кристаллизации и совершенствовании драгоценных камней, особенно алмазов, ибо по его собственным словам здесь он начал постигать тайны Природы. Сохранились воспоминания очевидцев об услуге оказанной графом королю Франции, как раз по восстановлению одного из крупных бриллиантов французской короны.

Монсеньор да Сен-Жермен никогда не подтверждал и не отрицал того, что о нём говорили. Вместо этого он отвечал с улыбкой или обдуманной уклончивостью. Его познания в алхимии получили высокую оценку Людовика XV, обеспечившего его лабораторией и резиденцией в королевском дворе в Шамборе. Его алхимические сеансы по свидетельствам хроникёров были не чем иным, как чудом.

Вот рассказ одного из очевидцев: находясь при одном из королевских дворов Европы, этот Мерлин восемнадцатого века попросил принести ему несколько костей оленя и сучков дерева. Получив эти ингредиенты, он ускользнул в столовую дворца. Прошло несколько мгновений, он появился вновь и попросил гостей следовать за ним. Когда двери открылись, все остолбенели: в комнате был лес, и олень пасся на столе, пышно сервированном изысканными блюдами.

В 1763 году граф Карл Кобенцль писал в одном из писем: «Около трёх месяцев тому назад здесь проезжал человек, известный под именем графа Сен-Жермена. Он заходил ко мне. По-моему, это исключительно выдающийся человек, я никогда никого подобного ему не встречал. Я ещё не точно знаю его происхождение, но чувствую, однако, что это дитя тайного брака одного из самых высокородных семейств. Он имеет в своём распоряжении огромное состояние, при этом живёт предельно скромно; он знает всё, при этом честен и добр. Воистину, он заслуживает восхищения.

Кроме всего прочего, он прямо на моих глазах поставил несколько опытов, из коих самые примечательные: превращение железа в металл, очень похожий по красоте и с точки зрения золотых дел мастера на золото; окраска, дубление и подготовка кож, проведённая с таким мастерством, что все сафьяны мира померкли перед кожей его выделки; окраска шёлка, также выполненная с неведомым доныне мастерством; столь же искусная окраска шерсти и дерева…». Маркиз де Вальбель также описывал виденное им превращение Сен-Жерменом шестифранковой монеты в золото.

Некоторые истории о Сен-Жермене уже напоминают легенды, которыми всегда окружена жизнь выдающихся людей, но именно в таком виде дошли до нас впечатления современников об этом человеке. Коллэн де Планси вспоминает: «Однажды, когда он рассказывал, что хорошо знавал Понтия Пилата в Иерусалиме, он описал подробно дом римского наместника и начал перечислять блюда, поданные к столу в один из тех вечеров, когда Сен-Жермен у него ужинал. Кардинал де Роан, подумав, что все это бредни, обратился к камердинеру графа, седому старику с честным лицом: «Друг мой, мне трудно поверить тому, что говорит Ваш хозяин. Может быть, он и в самом деле чревовещатель, я могу согласиться и с тем, что он делает золото. Но тому, что ему 2000 лет и что он виделся с Пилатом, – нет, этому верить не могу. Вы там тоже были»? «Нет, что вы, Ваше Высокопреосвященство», – ответил прямо слуга, – «я всего лишь около 400 лет служу господину графу». Наверное, это была шутка. Но шутка со знанием дела.

Один из его почитателей, голландец Д. Ван-Сипестайн писал: «Иногда он впадал в транс, и когда возвращался, то говорил, что провел время, покуда пребывал в бессознательном состоянии, в дальних землях, иногда же он исчезал на значительное время, затем неожиданно возвращался и давал понять, что побывал в мире ином, общаясь с умершими. Кроме того, он гордился тем, что мог усмирять пчёл, а змеи замирали, слушая его музыку».

Упоминания о Сен-Жермене присутствуют не только в тех дневниковых записях, которые приведены выше. В своих письмах о нём писали Фридрих Великий, Вольтер, Гораций Уолпол, Казанова и др. Его имя появлялось на страницах многих газет той эпохи. Ему поверялись государственные тайны нескольких стран, что указывает на доверие тех, с кем граф имел дело при дворе. Людовик XV, который одним из первых осуществлял тайную дипломатию, посылал его с миссиями ведения переговоров. Французские архивы хранят свидетельства того, что английские, французские и голландские политические деятели того времени признавали авторитет графа во многих областях.

«Похоже, он был более осведомлен о тайнах каждого двора, чем поверенные в делах самого короля», – писала мадам де Помпадур. Вольтер отмечал, что Сен-Жермен знал тайны премьер-министров Англии, Франции и Австрии. Ландграф Чарльз, князь де Гессе писал: «Он, возможно, был одним из самых великих философов, когда-либо живших на этом свете. Друг людей, в деньгах он видел способ помочь обездоленным, друг всего живого, его сердце всегда было занято заботой о счастье других».

Друг всего живого = 153 = Ваш Учитель!!! = И Святой Брат!!!

Друг всего живого, сердце которого полно заботы о счастье других = 718 = Отражение – человек, идущий по земле без страха и с великой мудростью = Космическое сознание – это выявление себя в качестве галактики света = Отражение – нет ничего более грандиозного, чем человеческое существо

«Где бы его ни знали лично, везде он оставлял после себя самое благоприятное впечатление и воспоминание о многих добрых, а подчас и благородных делах. Многим отцам семейств из бедняков, многим благотворительным организациям он оказывал тайную помощь», – писал О. Ван-Сипестайн. В «Курсе алхимии» Сен-Жермен объясняет, что он осуществлял осаждение различных благ для раздачи беднякам. «Служа в Европе цели рассеивания, пусть лишь в некоторой степени, мрака бедности и беспорядка, господствующих там, – писал он, – я использовал универсальную алхимию для производства субстанции, хотя и временной по своей сути, но удовлетворяющей многие человеческие нужды».

Жюль Деапель написал: «Когда однажды его спросили, сколько ему лет, он сказал, что был знаком с Иисусом Христом. Можно к этому относиться как к хвастовству, шарлатанству. Однако, когда он сказал, что знавал Юлия Цезаря, он привёл такие детали, что историки оказались в тупике. Он привёл эти детали так, что лишь исследования последних лет смогли это проверить… Об Индии, тогда совершенно неизвестной, он привёл яркие и неожиданные данные, которые затем были подтверждены прекрасными открытиями учёных Анкетиль-Дюперрона и Бюрнуфа. Всё это могло быть объяснено либо тем, что он видел всё то, о чём говорил с такой непоколебимой уверенностью, либо тем, что он был хранителем непрерываемой и математически точной традиции, во что труднее поверить, чем в возможность делаться невидимым».

Итак, чудесные способности графа де Сен-Жермена далеко превосходили человеческую гениальность, что и не удивительно. 1 мая 1684 года Сен-Жермен – день вознесения Сен-Жермена, но он испросил милости у Властителей Кармы на право возвратиться на Землю в человеческом теле, чтобы продолжать вести народ Земли к Свету. Такая милость была ему дарована, и тогда он появился в образе графа де Сен-Жермена «человека исключительного», блиставшего при дворах Европы восемнадцатого и девятнадцатого веков.

Жизнь, длиною в тысячелетия Воплощения

В своей работе «Иерарх Эры Водолея – Вознесённый Владыка Сен-Жермен» Любовь Владиславовна, на основании книг М. и Э. Профет, рассказала об основных воплощениях нашего Учителя, но мне хотелось бы несколько дополнить и расширить это описание.

Итак, 50 тысяч лет назад на месте пустыни Сахара расцвела цивилизация Золотого века во главе с её мудрым правителем – Сен-Жерменом. Способности тех, кто жил в той прекрасной стране, сегодня показались бы сверхъестественными и волшебными, потому что люди осознавали себя продолжением Центрального Солнца – потоками Жизни, исходящими из великого Центра духовно-материального космоса.

На огромной фреске, находящейся в центре столицы – Городе Солнца, была символически изображена космическая история народа, чтобы не забывали люди ни своего Истока, ни цели своего существования – стать солнечными центрами в этой отдалённой галактике, которую они теперь называли своим домом, стать продолжением Закона Единого. Ибо они являлись частью расширяющейся вселенной, и их ощущение соизмеримости с Единым поддерживало непреходящее сознание Я Есмь то, что Я Есмь.

Цель существования человека – стать солнечным центром Жизни = 751 = Достичь Божественного начала в галактике Великого Центрального Солнца = Смысл жизни человека среди круга вечности – это соединить все миры = Сказочный домик в Чернево – это фокус Фиолетового Пламени Свободы

Цель существования человека – стать солнечным центром, стать продолжением Единого = 1003 = ((ЛЮБОВЬ = 94+237+672)) = Внешний мир – это производное нашего внутреннего мира, который находится в сердце человека

103 = Абсолют!

Цель существования человека – стать солнечным центром Жизни, стать продолжением Единого = 1055 = Носители Вечного движения жизни только те, кто понял силу в себе, как слияние с Силой Вечной Жизни = Это воплотить в себе весь дух, как огонь творчества сердца, как вечную деятельность Любви…

Как любая цивилизация в физической октаве, так и цивилизация Золотого века имела свой расцвет, но неизбежно пришла к упадку, когда люди стали забывать о своей Бого-Силе, увлекаясь чувственными удовольствиями. Тогда руководители страны пришли к выводу, что должны уйти и предоставить людям возможность на собственном горьком опыте усвоить, что источником их счастья и благополучия было поклонение Богу, живущему в них, и для того, чтобы вновь обрести счастье, им необходимо вернуться к Свету.

Возвращение к Первоначальному Божественному Свету = 565 = В 2012-ом году Рождество Рождества Света = Врата Рая открываются для человеческих душ = И снова Жизнь берёт права, улыбка Бога этот мир не покидает = Приподнятие завесы – это означает "включение света" = То, что свяжешь на Земле – это будет разрешено на Небе

Правитель дал большой прощальный обед в Зале Сокровищ дворца и каждому из званых был пожалован хрустальный бокал наполненный «чистой световой субстанцией». Это была чаша причастия Сен-Жермена, который, облачённый в мантию древних жрецов и царей, со скипетром в руках, наделял собственной световой субстанцией тех, кто честно и во славу Божью служил государству. Поднимая этот бокал за «Пламя величайшего из живущих», каждый из них сознавал, что уже никогда не сможет забыть о божественной искре своего внутреннего Божественного Я. Эта защита, дарованная им вовеки благодарным сердцем Сен-Жермена, будет хранить их души на протяжении веков, пока не совершат полный оборот космические циклы и не окажутся они вновь в цивилизации, в которой смогут обрести знания, необходимые для достижения Божественного союза, чтобы теперь уже навсегда остаться в Золотом Городе Солнца.

Слово взял Космический Владыка, пришедший из глубин Великого Безмолвия. Он не представился, но на челе его было начертано слово: «Победа». Он предупредил людей о надвигающемся кризисе и напомнил им древнюю заповедь, которую они стали забывать: «Повинуйся Закону Единого – Любви»!

Золотой Город Солнца = 248 = Встреча с Сен-Жерменом = Связь с Сен-Жерменом = Идеальное отражение – Свет! = Рождённые свободными = Я стал бессмертным

Повинуйся Закону Единого – Любви = 351 = Духовное Космическое Сознание = Ангелы с Центрального Солнца = Глубинная точка царства Мерлина (Мерлин – это Сен-Жермен) = Огненное одеяние Высшего Разума = Программа космического Единства

Целью всех воплощений Владыки было освобождение детей Света и в особенности тех, кто из-за неосторожного обращения с огненными принципами Закона остался один на один с собственной кармой, не в силах вырваться из её тисков. Он стремился к тому, чтобы сбылись слова молитвы, произнесённой им на том званом обеде в конце его царствования:

«Коль суждено им пройти через испытание, которое поглотит и спалит шлаки и накипь внешнего «я», окажи им Свою поддержку и приведи, наконец, к Своему Великому Совершенству. Об этом молю Тебя, о, Создатель Вселенной, Всевышний, Боже Всемогущий»!

13 тысяч лет тому назад Сен-Жермен, будучи верховным жрецом Храма Фиолетового Пламени в Атлантиде, поддерживал с помощью призывов и собственного каузального тела столб огня – фонтан поющего фиолетового пламени. За круглым ограждением, находилось святилище, перед которым просители преклоняли колени в знак поклонения Божественному Пламени, хотя не все могли его видеть, как физическое пламя фиолетового цвета. Храм был построен из великолепного мрамора, разнообразие цветов которого колебалось от белоснежно-белого с фиолетовыми прожилками до более тёмных оттенков спектра Седьмого Луча. В центре святилища располагался большой круглый зал высотой в трёхэтажный дом, этот зал был окружён комплексом смежных помещений, предназначенных для богослужения жрецов и жриц Пламени.

Все, совершавшие богослужения перед алтарем этого Храма, предварительно готовились к получению сана священника Вселенского Ордена Мелхиседека в обители Господа Задкиила – Храме Очищения, который расположен над одним из островов Вест-Индии.

В самые светлые и самые мрачные периоды прошедших веков Сен-Жермен продолжал умело использовать энергии Седьмого Луча своего каузального тела, защищая свободу тех хранителей Пламени, в ком теплился «уголёк», зажжённый у алтаря Фиолетового Огня в его Храме на Атлантиде. Он возвысил свободу разума и духа, сам являясь примером такой свободы. Владыка говорил: «Никакие права, неважно, насколько они просты, не могут быть обеспечены в течение длительного периода времени, если не подкреплены духовной добродетелью и Божественным Законом, вселяющим в исполнителей сострадательную праведность». Он всегда учил людей отстаивать своё неотъемлемое и священное право жить в соответствии со своим самым возвышенным восприятием Бога.

Около 1050 г. до н. э. Сен-Жермен пришёл к народу Земли, как Самуил – пророк Господа и судья двенадцати колен Израилевых. Он пришёл, как Божий посланник, возвестивший освобождение потомков Аврамовых из-под ига бесчестных священников – сынов Илия и захватчиков-филистимлян. Самуил, сердце которого было отмечено особым знаком голубой розы Сириуса, в своих пророчествах, переданных непокорным израильтянам, поднял те же вопросы, которые и сейчас нас волнуют, и связаны с Божьими заповедями, касающимися кармы, свободы воли и милосердия. Позднее, когда царь Саул отвратился от Бога, Самуил освободил народ от его тирании, проведя обряд помазания на царство Давида.

Эзотерическая традиция учит (об этом же пишет и Е. И. Рерих), что Великий Учитель Ракоци воплощался как Лао-Цзы в VI-V веках до н. э. Можно ли всерьез говорить о «национальности» тех, кто воплощается среди самых разных народов, чтобы выполнить какую-либо миссию? Нет, но… Это «но» означает, что на каком-то этапе своей деятельности Учитель выбирает некую конкретную точку, где и «собирает» тот народ, который должен сыграть дальнейшую роль в развитии истории континента, как на плане физическом, так и на Тонком.

Уже в раннем даосизме Лао-Цзы становится фигурой легендарной и начинается процесс его обожествления. Легенды повествуют о его чудесном рождении. Его первым именем было Ли Эр. Слова «Лао-Цзы», означающие «старый философ» или «старый ребёнок», впервые произнесла его мать, когда разродилась сыном под сливовым деревом. Мать носила его в утробе несколько десятков лет (по легенде 81 год; 81 = 9 х 9 = Человек), и на свет он появился из её бедра (созвездие Большой Медведицы имело древнее название «Бедро» и по верованиям египтян находится в зоне бессмертных звёзд). У новорожденного были седые волосы, отчего он напоминал старика. Увидев такое чудо, мать была несказанно удивлена.

Считается, что Лао-Цзы — полулегендарный китайский мыслитель, основатель философии даосизма. По преданию, родился в 604 г. до нашей эры, эта дата принята в хронологии всемирной истории. В его краткой биографии сказано, что он был историографом-архивариусом при императорском дворе и прожил 160 или даже 200 лет.

Самый известный вариант биографии Лао-Цзы описывается китайским историком Сыма Цянем в его труде «Исторические повествования». По его словам, Лао-Цзы родился в селении Цюйжэнь, волости Ли, уезда Ку, в царстве Чу на юге Китая. Большую часть своей жизни он служил хранителем императорского архива и библиотекарем в государственной библиотеке во времена династии Чжоу – факт, говорящий о его высокой образованности. В 517 году произошла знаменитая встреча с Конфуцием (Вознесённый Владыка Конфуций с 1958 года является иерархом обители Ройял Тетон) . Лао-Цзы тогда сказал ему: — «Оставь, о друг, свое высокомерие, разные стремления и мифические планы: всё это не имеет никакой цены для твоего собственного я. Больше мне нечего тебе сказать!». Конфуций отошёл и сказал своим ученикам: — «Я знаю, как птицы могут летать, рыбы плавать, дичина бегать… Но как дракон устремляется по ветру и облакам и подымается в небеса, я не постигаю. Ныне я узрел Лао-Цзы и думаю, что он подобен дракону». В преклонном возрасте он отправился из страны на запад. Когда он достиг пограничной заставы, то её начальник Инь Си попросил Лао-Цзы рассказать ему о своём учении. Лао-Цзы выполнил его просьбу, написав текст Дао Дэ Цзин (Канон Пути и его Благой Силы). После чего он ушёл, и неизвестно, как и где он умер.

По другой легенде Мастер Лао-Цзы пришёл в Китай из Индии, отбросив свою историю, он предстал перед китайцами совершенно чистым, без своего прошлого, как будто заново рождённым.

Верный пророческой линии, проходящей через все его жизни, Сен-Жермен воплощался святым Иосифом из рода царя Давида, сына Иессеева. Иосифу суждено было стать отцом Иисуса во исполнение слова Господа к Исаие: «И произойдёт отрасль от корня Иессеева, и ветвь прорастёт от корня его…».

В каждом из воплощений Сен-Жермена присутствует алхимия – передача Божественной Силы. Так, Самуил, избранный орудием Господа, забрал Священный Огонь у царя Саула и передал Его Давиду, совершив над ним обряд помазания. Этот отличительный признак адепта Седьмого Луча присутствовал и в его воплощении Святым Альбаном – первым мучеником на Британских островах (3 век н.э.), как способность обращать души и управлять силами природы мощью Святого Духа.

Альбан, будучи римским воином, дал приют скрывавшемуся от преследований священнику, был обращён им в христианство и приговорён к смерти за то, что позволил этому священнику бежать, поменявшись с ним одежной. Его казнь собрала толпу зевак, и узкий мостик никак не мог вместить всех, кто желал перейти на другой берег. Тогда, внемля мольбе Альбана, воды реки расступились. Увидев это, потрясённый палач, обратившись в Христову веру, умолял разрешить ему умереть вместо Альбана. Однако он не смог помочь святому. Его самого казнили в тот же день, вслед за мучеником.

В дальнейшем он был Владыкой – Учителем неоплатоников и стал вдохновителем греческого философа Прокла (около 410-480 гг.). О Прокле Л. Семёнова написала достаточно подробно, не буду повторять, а приведу только один абзац из книги Профетов. Облачённый в белые одежды, Сен-Жермен, чьи обувь и пояс украшены драгоценными каменьями, лучащимися отблесками звёзд дальних миров, был тем таинственным Владыкой, улыбающимся из-за завесы, вложившим образы своего разума в душу последнего великого философа-неоплатоника.

Одним из воплощений Сен-Жермена в пятом веке был Мерлин – личность уникальная и неповторимая. Среди хаоса медленно умирающей Римской империи появился король, решивший объединить страну, разграбленную саксонскими завоевателями и собственными враждующими кланами. Его сподвижником стал старец – наполовину друид, наполовину христианский святой, провидец, маг, советник, друг, вдохновивший короля на сражения, целью которых было объединение страны и установление мира.

В определённый момент дух Мерлина прошёл через катарсис, как гласит предание, и он одновременно увидел прошлое, настоящее и будущее. Он стал изрекать пророчества и сам рассказывает об этом: «Я покинул своё привычное «я». Я уподобился духу, постигшему глубины прошлого моего народа, и мог предсказывать будущее. Мне были ведомы тайны природы, полёт птиц, странствия звёзд, скольжения рыб». Его пророчества, как и магические способности, служили делу объединения племён древних бриттов в единое королевство. О том, насколько велико было его влияние, напоминает старинное кельтское название Британии – «Clas Myrddin», что означает «Земли Мерлина».

Выступая советником и помощником Артура в деле объединения страны, Мерлин старался превратить Британию в крепость, непреступную для невежества и суеверия, где процветали бы достижения Христа и где преданность Единому, росла бы в поисках Святого Грааля. Напоминаю: Я слышу зов Владыки Сен-Жермена = 350 = Я слышу зов Святого Грааля!!!

И хотя Камелот – роза Англии, рос и процветал, но чёрная магия, вероломство, интриги стали подтачивать его корни. Именно они погубили Камелот, а не любовь Ланселота и Гвиневир, придуманная Томасом Мэлори. Модред, внебрачный сын сводной сестры короля, Моргана де Фей и их сторонники украли корону, заточили в тюрьму королеву и на время разрушили узы Любви. Такой Любви, которой подобным им (присягнувшим пути левой руки) вовек не познать и перед которой в действительности они были бессильны.

Тяжело было на сердце и на душе Мерлина – пророка, провидевшего несчастья и запустения, уход радости и острую боль бесконечно продолжающегося кармического возмездия, когда подошёл он к развязке собственной жизни, позволив коварной Вивьен опутать себя чарами и усыпить. Он предпочёл опуститься в омут забвения, чтобы избавиться от муки за бесчестье, которым покрыл себя его народ.

Но наступил тринадцатый век и Владыка Сен-Жермен опять пришёл в мир Роджером Бэконом (около 1214-1294 гг.). Вернувшийся Мерлин – учёный, философ, монах, алхимик и провидец, осуществляя свою миссию, способствовал созиданию научных основ эпохи Водолея, покровительницей которой однажды должна была стать его душа.

В эпоху, когда богословие и логика определяли научный подход, он предложил взять за основу экспериментальный метод, открыто заявляя о своём убеждении, что земля – круглая, и жёстко критикуя ограниченность современных ему учёных и исследователей. Таким образом, он по праву считается предтечей современной науки. Предсказал он и появление нынешней техники и многих изобретений. Подобно Сен-Жермену, утверждающему сегодня в своём «Курсе алхимии», что «чудеса» есть следствие четкого применения законов вселенной, Роджер Бэкон своими пророчествами старался показать людям, что летательные аппараты и «волшебные» машины – закономерные плоды применения законов природы, которые со временем будут постигнуты людьми.

Он утверждал: «Источник истинного знания – не чужие авторитеты, не слепая вера в установившиеся догматы». По мнению двух его биографов, Бэкон считал, что знание – это «глубоко личный опыт – свет, вступающий в диалог лишь с самыми сокровенными частями души человека через объективные каналы познания и смысла». Бэкон, профессор оксфордского и Парижского университетов решил пойти своим путём. Вступая в члены монашеского ордена францисканцев-миноритов, он сказал: «Изучая магнитные свойства руды, я хочу проводить свои эксперименты у той же святыни, где мой коллега-учёный святой Франциск экспериментировал с магнитными свойствами любви».

Его смелое мышление, выпады против богословов-современников, занятия алхимией, астрологией и магией стали причиной того, что собственные собратья обвинили его во «вредном новаторстве», и в 1278 году заточили в тюрьму на долгие 14 лет одиночного заключения. Выйдя незадолго до своей кончины из тюрьмы, он обратился с пророческими словами к своим ученикам:

«Я полагаю, что человечеству следует принять как аксиому принцип действия, за который я положил свою жизнь. Это – право на исследование. Символ веры свободного человека – это возможность проверять на опыте, это – право на ошибку, это – мужество начинать эксперимент с нуля. Мы исследователи духа человеческого, должны экспериментировать, экспериментировать и ещё раз экспериментировать. Через века проб и ошибок, через муки поисков… давайте экспериментировать с законами и обычаями, с денежными системами и формами государственного управления. Экспериментировать, пока не проложим единственно верный курс, пока не найдём свою орбиту, подобно тому, как нашли свои орбиты планеты… И тогда, наконец, повинуясь великому импульсу единого творения, мы начнём двигаться все вместе в гармонии наших сфер: Единая общность, Единая система, Единый замысел»!

По утверждению руководителя Венгерского Теософского общества, с которым О. Володарской удалось встретиться в Будапеште, Учитель Ракоци переносил свои Высшие Жизненные Принципы в физическое тело (говоря проще, выступал в облике) выдающегося венгерского полководца Яноша Хуньяди. Вопрос спорный, т. к. не стыкуются годы жизни Яноша и Христофора Колумба – Янош умирает в 1456 году, а Христофор Колумб, как сообщают документы, родился в 1451 году, как сообщают документы, но конечно, годы могут быть указаны неверно, или мнение руководителя Венгерского Теософского общества ошибочно. Во всяком случае, я решила упомянуть в своей работе и это предположительное воплощение Учителя Ракоци.

Янош родился на территории современной румынской области Олтения в венгерской дворянской семье валашского происхождения в 1387 году. Он поступил на службу к императору Священной Римской империи и королю Венгрии Сигизмунду. За военные заслуги император даровал ему владения в пограничной с Турцией провинции.

После смерти Сигизмунда и его наследника Альбрехта Габсбурга Янош Хуньяди оказал поддержку польскому королю Владиславу III Ягеллону и помог ему занять венгерский трон. Как благодарность Владислава Янош стал неофициальным правителем Венгрии. В 1441-1445 годах Хуньяди вёл непрекращающуюся войну с турками.

В 1445 году на съезде представителей высшей венгерской аристократии Хуньяди был избран князем Трансильвании, а в 1446 году регентом Венгрии от имени малолетнего короля Ласло V. В 1448 году получив золотую цепочку от папы, он возвращается на поле битвы, свергает с валашского престола Влада III Цепеша (более известного как Дракула), а вскоре проигрывает в сражении на Косовом поле из-за измены сербского князя.

Замок Хуньяди в Трансильвании

22 июля 1456 года под стенами крепости Нандорфехервар (Белград, Сербия) Хуньяди разбил огромное турецкое войско султана Мехмеда II и тем самым спас Западную Европу от турецкого нашествия. Масштаб и историческое значение этой победы для судеб Запада сравнимы разве что с Куликовской битвой и ее значением для судеб Руси. Именно потому в память о Белградском триумфе благодарная Европа ежедневно в полдень звонит в колокола.

Хочу привести ещё некоторые интересные факты. В начале нашего века в Венгрии жил и творил писатель Антал Серб, у нас в России не слишком известный и мало переводившийся. У него есть рассказ «Белый Маг», суть которого заключается в том, что где-то в труднодоступных вершинах Карпат, куда давным-давно забыты дороги, обитает некий могущественный Белый Маг, способный возвращать умерших к жизни. Антал Серб не был писателем-мистиком, но вдруг написал странный рассказ. А если учесть, что по представлениям многих эзотериков Ашрам Учителя Ракоци находится на Тонких Планах где-то над Карпатами (об этом, в частности, писала Алиса Бейли), то это обстоятельство более чем любопытно!

О. Володарская пишет: «…ещё раз вернемся к вопросу об Ашраме Учителя Ракоци. В легендах карпатских народов есть отзвук эзотерической мудрости. Народы верили, что в снегах Карпат живет Великий Светлый Маг, которому подвластны тайны жизни и смерти. На эти предания и опирался, по-видимому, Антал Серб, создавая рассказ, где повествуется о попытке воскрешения кудесником из ледяного дворца дочери византийского императора Юстиниана царевны Зоэ, умершей от загадочной болезни.

По мнению венгерских теософов, Ашрам Учителя Ракоци в Карпатах находится на тонких планах над родовым замком семьи Хуняди в Трансильвании, в Вайдахунядваре (ныне город Хунедоара, Румыния). Жители Будапешта могут видеть фрагмент этого замка в городской роще Варошлигет, где он был воспроизведен ровно век назад, к юбилею тысячелетия Венгрии».

Мы, исходя из информации, переданной Э. и М. Профет, знаем, что эфирно-физической обителью Владыки Сен-Жермена является Дворец Ракоци в Трансильвании. Помимо этого места Сен-Жермен имеет фокус в золотом эфирном городе над пустыней Сахарой, в эфирно-физической обители – Пещере Символов в Столовой Горе, в Вайоминге, а также относительно недавно основанной базе в Южной Америке – в обители Бога и Богини Меру. В дополнение к этому он служит в обители – фокусе Великого Божественного Направителя – Пещере Символов (Индия).

В 1451-1506 годах Сен-Жермен воплотился Христофором Колумбом. Колумб считал, что именно ему Бог предназначил стать «посланником нового неба и новой земли, о которых Он говорил в Апокалипсисе святого Иоанна и о чем еще раньше предрекал устами Исаии». Видение уводило его во времена древнего Израиля, ибо, отправляясь на поиски Нового Света, Колумб верил, что является орудием Бога. Изучая библейские пророчества, он выписывал всё, что касалось его миссии. В результате получилась отдельная книга, которую он озаглавил «Las Proficias» («Пророчества»), а полностью её заголовок выглядел следующим образом: «Книга пророчеств, указывающих на открытие Индии и возвращение Иерусалима». Речь идёт о свидетельстве Исайи, сделанном в 732 году до н. э., в котором сообщается, что (Бог) возвратит «Себе остаток народа Своего… и соберёт изгнанников Израиля и рассеянных Иудеев созовёт от четырёх концов земли». В своём письме королю Фердинанду и королеве Изабелле Колумб подтверждает свою уверенность в миссии по исполнению пророчества Исайи.

Не так давно, нам стал известен ещё один очень интересный факт из жизни Колумба, вернее, его кончины, который особо не афишируется. Правительству Испании крайне нежелательно открыть правду о действительном месте его упокоения. А это место, оказывается, находится уже в черте Москвы, а именно, в Зеленограде, где есть площадь имени Христофора Колумба. Мало кому известно, что площадь была названа так по просьбе посла Испании, которому правительство его страны поручило, хотя бы, таким образом, отметить место, где завершил свой путь великий человек. В Приложении я даю текст статьи по этому поводу, который нашла в Интернете на нескольких сайтах.

Воплотившись Фрэнсисом Бэконом (1561-1626 гг.), величайшим умом западной цивилизации, Сен-Жермен разнообразными достижениями стремительно продвинул мир к состоянию, уготованному для детей Водолея. Непревзойдённое остроумие этой бессмертной души, этого короля-философа, священника и учёного позволяло ему никогда не терять чувство юмора, неуклонно руководствуясь девизом, ставшим реакцией на тиранию, мучения и невзгоды: если они победили тебя в этой жизни, вернись и победи их в следующей!

Если они победили тебя в этой жизни, вернись и победи их в следующей = 703 = Да будет труд мой и верность вовеки только отражением Света Вечного = Наша жизнь принадлежит не нам, мы должны жить для Земли, для людей = Наш Сказочный домик в Чернево – это фокус Фиолетового Пламени

Следующим его шагом должно было стать просвещение во вселенском масштабе, ни больше, ни меньше! «Великое обновление», возрождение после упадка, вероотступничества, разорения – вот формула, которую Бэкон предложил использовать в качестве инструмента изменения «всего мира». Вокруг него сплотился весь цвет Елизаветинской эпохи. Он стал инициатором перевода на английский язык Библии, и уже в 1890-х годах были найдены документы подтверждающие, что именно Фрэнсис Бэкон был величайшим литературным гением западного мира и создал бессмертные шедевры под именем Шекспира.

Фрэнсис Бэкон стал продолжателем дела, которое начал в бытность Христофором Колумбом, способствуя колонизации Нового Света, ибо знал, что именно там его идеи смогут пустить глубокие корни. Он убедил Якова I предоставить привилегии Ньюфаундленду, и сам входил в правление Вирджиния Компании, оказывающей материальную поддержку Джеймстауну – первому английскому поселению в Америке. Был он и основателем масонства, организации, ставившей своей целью освобождение и просвещение человечества, члены которой внесли значительный вклад в дело создания нового государства.

Шифры, аналогичные обнаруженным в текстах шекспировских пьес, содержались в трудах самого Бэкона, а также в произведениях его друзей. В них он раскрыл тайну своей жизни и поведал помыслы своей души. Он должен был стать Фрэнсисом I, королём Англии, т. к. был сыном королевы Елизаветы I и Роберта Дадли – лорда Лейчестера, рождённым через четыре месяца после их тайного венчания. Однако королева, желая сохранить свой статус «королевы-девственницы» и опасаясь, что в случае огласки факта замужества ей придётся делиться властью с честолюбивым Лейчестером, и что народ может предпочесть наследника ей самой, приказала Фрэнсису под страхом смертной казни хранить в тайне своё истинное происхождение.

На протяжении всей его жизни королева не назначала его на государственные должности, не позволяла осуществить планы, которые могли принести благо Англии. Она так и не позволила своему сыну привести Британию в Золотой век, что могло бы стать результатом правления принца Золотого века. После долгих сомнений, Фрэнсис решил не восставать против матери, а позднее – и против её никудышного наследника Якова I. Он принял решение идти другим путём, хотя ощущал в себе силы стать таким монархом, какого страна ещё не знала, стать истинным отцом нации. Он писал о том, что ощущает «импульсы богоподобной патриархальной заботы о своём народе», – это давала себя знать память императора Золотого века.

К концу своей жизни, Фрэнсис Бэкон, несмотря на гонения, на то, что его многочисленные таланты остались не признанными и невостребованными, вышел победителем над обстоятельствами, которые могли бы сломить обычного человека. Он прошёл это испытание жизни достойно, и именно тогда завершилось становление истинного Вознесённого Владыки будущей Эры Водолея. И с момента его вознесения, завоёванного всеми прожитыми жизнями, и поныне с высот своего вполне заслуженного могущества, что превыше мира сего, он предотвращает все попытки помешать исполнению здесь, на Земле, его плана «Великого обновления».

План «Великого обновления» = 255 = Божественное преображение = Воскрешение сознания = Всему есть время своё = Год Чёрной Водяной Змеи (2013) = Мы возвращаемся Домой = Конец всех ограничений = Новое рождение и Вознесение = Это Великий Учитель = Это Елизавета Английская

Как интересно мы вышли в расчётах на Елизавету Английскую, что в числах равно Великому Учитель. Королева и мать Фрэнсиса Бэкона действительно стала его учителем, заставив пройти тяжелейшие, в первую очередь, нравственные испытания. Но, как говорят, «без Иуды не состоялся бы Иисус», так, возможно, и без жёсткого давления со стороны матери, не состоялся бы Великий Вознесённый Владыка.

Хотя сохранились документы, свидетельствовавшие о его кончине в 1626 году, существуют свидетельства и того, что он какое-то время ещё жил в Европе. 1 мая 1684 года его душа вознеслась из Дворца Ракоци – священнообители Великого Божественного Направителя.

В заключении даю слово Елене Ивановне Рерих (письмо от 18 ноября 1935 г.): «В древнейшие времена среди Посвященных оккультных школ можно было встретить великие воплощения Семи Кумар, или Сынов Разума, или Сынов Света. Так, Орфей, Зороастр, Кришна (Великий Учитель Мория); Иисус; Гаутама Будда; Платон, он же Конфуций (предыдущий владыка Шамбалы); Пифагор (Учитель Кут Хуми); Ямбликус, он же Яков Бёме (Учитель Илларион); Лао-Цзы, или Сен-Жермен (Учитель Ракоци) и другие были этими Воплощениями».

А теперь вернёмся опять в XVIII и XIX века и проследим за жизнью и служением Великого Водителя Человечества, когда он вернулся на Землю благодаря дарованной ему милости Властителей Кармы. Он появился в образе графа де Сен-Жермена, удивительного аристократа, блиставшего при дворах Европы и прославившегося, как «чудо-человек». Об этом мы уже немного рассказали в первой главе, но это касалось в основном его внешнего вида, впечатления, которое он производил на людей и его различных достоинств и способностей. Теперь поговорим о тех целях, с которыми он вернулся. Он стремился предотвратить французскую революцию и обеспечить плавный переход от монархии к республиканской форме правления, создать Соединённые Штаты Европы, хранить линию трёхлепесткового пламени Бого-идентичности в каждом сердце.

Sanctus Germanus
Имя и происхождение

Латинское «Sanctus Germanus» переводится, как «святой брат» или «член Святого Братства».

Святой брат Сен-Жермен = 250 = Мой дорогой Учитель = Светоносный человек = Солнечный мессия = Сверкающий алмаз сердца = Это Духовный маяк

Существует несколько версий не только его происхождения, но и возникновения имени, под которым сейчас он нам известен, как Вознесённый Владыка. Правда, имён у него было много: маркиз де Монферра (marquis de Monferrat), граф Белламар или Аймар (comte Bellamarre, count Aymar) в Венеции, шевалье Шёнинг (chevalier Schoening) в Пизе, граф Уэлдон или Велдон (earl Weldom, Welldone, Veldon) в Милане и Лейпциге, граф Салтыков или Солтыков (comte Soltikov, Saltikov, Soltikoff) в Генуе и Ливорно, граф Цароги (graf Tzarogy) в Швабахе и Тройсдорфе, принц Рагоци (prinz Ragotzy) в Дрездене, граф де Сен-Жермен (comte de St.-Germain) в Париже, Гааге, Лондоне и Санкт-Петербурге. Сен-Жермен появлялся также инкогнито как господин де Сен-Ноэль, купец Нобле, господин де Сюрмон и, наконец, просто «американец из Фелдерхоффа (или Федальхофа)».

Некоторые из этих имен являются законными титулами, которыми имел право именоваться владелец имений с соответствующими названиями. Так, например, в «Теософском Словаре» Е. П. Блаватской есть сведения, что загадочный граф купил поместье Сен-Жермен (Сан Джермано) в итальянском Тироле и заплатил Папе Римскому за этот титул. Что же касается имени Цароги (Tzarogy), то оно является анаграммой немецкой формы имени Рагоци (Ragotzy) или Ракоци (Rakуczi), согласно современному венгерскому написанию и произношению.

Это один из вариантов возникновения имени Сен-Жермен, а два других связаны с одной из версий его происхождения от князя Трансильвании Ференца Ракоци II, с чем мы разберёмся ниже. В своих воспоминаниях ландграф Карл Гессен-Хассельский писал, что «Сен-Жермен узнав о том, что два его брата, сыновья принцессы Гессен-Ванфридской (Рейнфельской), оказались подданными императора Карла V и получили по титулу, называясь отныне Санкт-Карлом (святой Карл) и Санкт-Элизабетом (святой Элизабет), решил наречь себя Sanctus Germanus, то есть Святым Братом».

Третий вариант связывает возникновение имени с августинской обителью Сен-Жермен-ан-Лэ (Saint-Germain-en-Laye) под Версалем, которую князь Ференц Ракоци II. думал избрать своим пристанищем.

Но есть и четвёртый вариант возникновения имени, о котором пишет О. Володарская: «не странно ли, что никто, нигде и никогда не упоминал, как звали по имени этого человека («Сен-Жермен» – это титул или родовая фамилия)? Странности не будет, если допустить, что словосочетание «граф Сен-Жермен» не просто один из псевдонимов, а условное обозначение миссии, выполняемой его носителем. Подобные условные обозначения, составленные из латинских или греческих корней, типа Филалет, Филотом, Космополит и т. д., не редкость среди авторов оккультных трактатов.

В переводе с латыни «comes Sanctus Germanus» может означать «товарищ Святой Брат». Это толкование подсказала нам работа П. Шакорнака, который также приводит дополнительное значение «правдивый» для слова germanus, и чтобы проверить латинское написание имени «граф Сен-Жермен», мы воспользовались не известным латинско-русским словарем Дворецкого, а латинско-венгерским словарем Алайоша Дьёркёши. И тут нас ждало любопытное открытие: оказывается, во-первых, что слово «germanus» в качестве имени прилагательного имеет второе значение «истинный, настоящий, подлинный», а вовсе не «правдивый». Во-вторых, слово «comes» имеет несколько значений, а именно: компаньон, товарищ…, вождь, учитель…, свита…, Hung. ишпан (правитель, властитель).

Как видно, именно во всей совокупности своих значений многозначное (и многозначительное!) наименование «comes Sanctus Germanus» (которое мы привычно переводим «граф Сен-Жермен») самым недвусмысленным образом раскрывает природу носящего его: ведь оно указывает, что тот, кому принадлежит это имя, а лучше сказать, звание, может быть иначе назван истинным Учителем и наставником, ведущим и руководящим на пути Святой Истины, сопровождающим в поисках Святого Знания — то есть налицо все то многообразие смысловых оттенков, которое вкладывается в понятие «Великий Учитель». Более того, Учитель еще раз косвенно указал на «венгерский след»: если читатель помнит, князь Ференц Ракоци II был ишпаном комитата Шарош, а этот венгерский титул передается на латыни опять же словом comes».

И добавляет: ««Святой брат» — весьма распространенный эвфемизм для обозначения члена монашеской общины или — шире — духовного ордена. Так что Sanctus Germanus можно расшифровать как «член Святого Братства», то есть один из тех Братьев Обители Света, что бессменно стоят на страже судеб человечества. Таким образом, само имя графа ясно указывает — тем, разумеется, кто способен прозревать за поверхностной оболочкой суть вещей — кто он и откуда». Думаю, что мы все можем согласиться с выводами автора.

Итак, разобравшись с именем, обратимся к проблеме происхождения. В своей книге «Нераскрытая тайна Сен-Жермена» Ольга Володарская рассказывает историю рода князей Трансильвании и их борьбы за освобождение Венгрии от австрийского владычества. Упоминает о смерти Ференца Ракоци I, о героической трёхлетней обороне замка Мункач (современный город Мукачево) во главе которой стояла его жена Илона Зрини. Не удивительно, что у таких героических родителей вырос сын, продолживший их дело. Разлучённый с матерью в 11-летнем возрасте, Ференц Ракоци II с кровью впитал в себя идеалы свободной Венгрии и отдал этому служению всю свою жизнь. Ему оказывали помощь Пётр I и Людовик XIV, но как только на политической арене меняется ситуация, те, кто оказывал помощь, могут стать врагами, как и произошло в отношениях Ференца Ракоци и Короля-Солнце.

Князь Ракоци
из фильма «Анжелика и король»

Ольга Володарская приводит один эпизод из фильма «Анжелика и король» поставленного по серии романов Анн и Сержа Голон (выходцев из России): «В покоях прекрасной супруги графа Жоффрея де Пейрака появляется молодой и весьма обаятельный иностранный дворянин. Завязавшиеся отношения весьма непринуждённы. Когда же гость Анжелики сетует, что вынужден скрываться, она спрашивает:

– Но от кого вы бежите?

– От моего родственника.

– Кто же этот родственник, что преследует вас?

– Король Людовик.

– Всего лишь? – саркастически произносит дама.

Как только посетитель стремительно оставляет недоумевающую Анжелику, в дверь барабанят: – Именем Его Величества откройте! У меня предписание арестовать князя Ракоци, как беглеца и преступника. Мне известно, что он здесь. Где вы его прячете, мадам? Где мадьяр»?

А этот самый мадьяр, покинув негостеприимную Францию, оказался в Турции, где и закончил свой бурный земной путь. По данным венгерских источников, точная дата смерти князя Ференца Ракоци II – 8 апреля 1735 года. Он умер в Родосто на территории Турции и был похоронен в Смирне. Князь оставил мемуары о своей жизни и борьбе, по его распоряжению книги об истории движения куруцев были написаны и изданы на многих языках. А Венгрия осталась под пятой Габсбургов еще на полтора столетия. Князь Ференц Ракоци II остался в памяти народа очень любимым и почитаемым национальным героем.

Итак, одна из версий происхождения Сен-Жермена гласит, что смерть Ференца Ракоци II, была инсценирована, т. к. есть только одно свидетельство её подтверждающее, и это свидетельство беззаветно преданного ему пажа, и что после своей мнимой смерти Ференц Ракоци принял другое имя, принадлежащее его сыну. По словам Мэнли П. Холла, «теософ Фрэнсис Адни полагает, что граф Сен-Жермен не был сыном князя Ракоци из Трансильвании, но, учитывая его возраст, он не мог быть никем иным, как самим князем Ракоци, который был известен как натура, склонная к философии и мистицизму». Этот писатель верит, что Сен-Жермен прошел через «философскую смерть» в 1784 году, как это сделал Фрэнсис Бэкон в 1626 году и Ференц Ракоци в 1735-м». Интересные факты, тем более, что если Мэнли Холл уделил этому внимание, то, зная этого великого эзотерика, труды которого мы изучаем, от них не следует отмахиваться.

В Интернете я нашла изображение обложки книги, посвящённой графу Сен-Жермену и изданной в Белоруссии. Обратите внимание, что на ней изображён именно Ференц Ракоци II.

Кстати у Мэнли Холла есть ещё одно интересное высказывание: «Когда Сен-Жермен воплотился… как Френсис Бэкон (1561–1626), он был внебрачным ребенком королевы Елизаветы и лорда Лэйсестера, законным наследником английского престола. Он перевел Библию (в варианте короля Джеймса) и написал „Novum Organum“ и шекспировские пьесы, в которых зашифрованы многие из святых тайн Братства, так же как и история его жизни. Завершив дело, для которого он был послан в этом воплощении, он совершил свой уход с присущим ему хорошим чувством юмора, присутствуя на собственных похоронах в 1626 году (тело в гробу не было телом Фрэнсиса Бэкона)».

Теперь поговорим о другой версии, согласно которой граф Сен-Жермен был сыном Ференца Ракоци II, князя Трансильвании. Ландграф Карл Гессен – Халссельский, друг и сподвижник Сен-Жермена ссылается на слова его самого: «Он (Сен-Жермен) поведал мне о том, что в наши края прибыл, будучи уже восьмидесяти восьми лет от роду, и является, вне всякого сомнения, плодом брачного союза принца Рагоци из Трансильвании с первой его женой по имени Текели. Совсем еще ребенком отдан он был на попечение в дом последнего герцога де Медичи (Джованни Гасто, Великий герцог Тосканский, правивший с 1723 по 1737 годы), который обожал младенца и укладывал его на ночь в своей опочивальне…».

Долгое время считалось, что граф Сен-Жермен — старший сын Ференца Ракоци II, или Великого Ракоци, как зовут его венгры. Есть сведения, что мальчик умер в 1700 году в городе Лёче в северной Венгрии (ныне Левоча, Словакия). Однако эти сведения приведены биографом князя Ракоци Эмилем Хорном на основании лишь собственных мемуаров князя «Confessions» (оригинал написан по-французски), где говорится буквально, что трехлетнее дитя угасло, как свеча, от неведомой болезни. Многие исследователи склонны видеть в этом лишь указание на то, что ребенок был укрыт от преследователей отца и втайне отправлен с верными людьми в надежное место. О. Володарская довольно подробно разбирает данную версию происхождения Сен-Жермена, очень советую прочитать её книгу тем, кто хотел бы больше узнать о нашем Учителе, а в данной статье пора завершать эту тему. Только ещё небольшое добавление.

Нет ничего удивительного в том, что Махатма, или Сущность, достигшая высочайшей ступени в духовной Иерархии, может свободно менять — сбрасывать или принимать — любое физическое тело (плотную оболочку), и его бессмертная «часть» переходит из одного тела в другое, т. е. перевоплощается. Для внешнего наблюдателя создается эффект «смерти». «Рождение» же возможно, но необязательно, прежде всего, потому, что воплощение в тело по такой схеме, как это обычно происходит: зачатие, рождение младенца, постепенное взросление ребенка — непременно сопровождается, даже для самых Высоких Духов, периодом «адаптации». В одном из писем Махатмы есть такие строки: «Чан-чуп (адепт, который силою своего знания и озарения души освобождается от проклятия бессознательного перевоплощения), вместо того чтобы воплотиться после телесной смерти, может по своей воле и желанию совершить это [перевоплощение], и неоднократно, в течение своей жизни, если сочтет это нужным».

Так что в случае с двумя Ракоци возможны два варианта: либо Учитель перенес Высшие Жизненные Принципы в тело своего физического сына (который не умер, но был укрыт до поры до времени надежными людьми), либо же продолжал существовать в той же физической оболочке, но принял имя другого человека — своего сына. Собственно, разница тут чисто внешняя: в любом случае это одна и та же Индивидуальность.

Эзотерическое единство Отца и Сына соблюдается не только на высших планах космического бытия, но и на земном плане. Законы Космоса универсальны. Вспомним слова Иисуса Христа: «Я и Отец — одно», «Отец во Мне и Я в Нем».

Итак, какие бы версии не разбирались, вывод однозначен: о детских годах Сен-Жермена и о его юности (если разделять предположение о том, что он первенец Ференца Ракоци II) никаких более подробных сведений нет, кроме замечания, что он получил образование в Сиенском университете.

Значит, более 30 первых лет жизни графа Сен-Жермена покрывает тайна! Хотя у различных мемуаристов, известных в качестве близких друзей Сен-Жермена, есть намеки на изучение им оккультных наук в Египте, Персии и Индии, где он бывал неоднократно. Но есть одно интересное совпадение: дата первого появления Сен-Жермена под этим именем совпадает с официальным годом смерти его предполагаемого отца Ференца Ракоци II (вспомним, что смерть его, возможно, была мнимой).

Некоторые письменные свидетельства сообщают нам об определённых вехах жизненного пути графа до его появления во Франции. С 1737 по 1742 год он находился в Персии при дворе Надир-шаха и занимался научными исследования, в частности по кристаллографии, о чём уже упоминалось в первой главе. В 1745 году он арестован в Англии, как шпион якобитов. Вот интересный факт: арестован и почти сразу же освобождён и, мало того, достаточно быстро принят на высоком уровне лордом Харрингтонским. Д. Ван-Сипштайн пишет о Сен-Жермене: «Он роскошно жил в Вене с 1745 по 1746 год, был вхож в любое общество, а премьер-министр императора, принц Фердинанд Лобковиц, был его лучшим другом. Он же и познакомил его с французским маршалом Бель-Илем, посланным королем Людовиком XV с особой миссией к венскому двору. Бель-Иль, состоятельный внук Фуке, был столь очарован блистательным и остроумным Сен-Жерменом, что не замедлил пригласить его посетить Париж».

Во Франции Сен-Жермен очень быстро заслужил расположение короля Людовика XV и его фаворитки маркизы де Помпадур. В разгар Семилетней войны в 1760 году именно он был отправлен королём в Гаагу с секретной миссией – заключить сепаратный мир с Англией и Пруссией. Эти действия требовали решительных шагов со стороны короля и его фаворитки – противодействия собственному министру иностранных дел, но в итоге министр маркиз де Шуазель убедил короля прекратить полномочия графа.

В своих мемуарах барон де Глейхен отмечает, что с 1760 по 1762 год Сен-Жермен находился в России. Опять даю слово О. Володарской, т. к. мне не удалось найти более интересных материалов о миссии графа в России, чем те, что указаны в её книге. Вместе с братьями Орловыми Сен-Жермен сыграл заметную роль в дворцовом перевороте, который 28 июня 1762 года возвел на российский трон новую императрицу – Екатерину II, с матерью которой он, в своё время был дружен во Франции.

И опять можно предвидеть обвинения в адрес легендарного графа относительно того, что он способствовал политическим катаклизмам, что отстранение Петра III от власти в конечном итоге привело к отстранению его от жизни, а значит — к насилию, к пролитию крови. Такие же обвинения, но куда в большем масштабе будут предъявляться графу в связи с французской революцией. И как всегда, люди будут «правы» с точностью до наоборот. Посланник Великого Братства как раз и стремился к тому, чтобы наиболее мирными средствами добиться принципиальных изменений в жизни такой важной для мира страны, как Россия!

Попробуем на секунду представить себе, что было бы, если б царствование Екатерины II не состоялось вовсе или существенно отодвинулось по времени. Россия оказалась бы придатком реакционной и политически отсталой Пруссии, рьяным поклонником которой был Петр III, она бы во всем слепо следовала по пути, указанному ей дядюшкой Фридрихом, бездарным внуком двух великих предков: Петра I и его главного противника Карла XII. А у России были иные задачи и иная, сужденная свыше, миссия. Она должна была играть все большую роль в европейской и мировой истории как материк грядущей цивилизации Новой Эпохи, как фундамент, на котором здание этой Эпохи наиболее прочно могло бы стоять.

Ни один, даже самый дальновидный, политик того времени и представить себе не мог, что где-то далеко в снежных горах Тибета существуют Великие Души, которым открыто все прошлое, настоящее и будущее нашего мира. Именно они направляют подлинно эволюционное развитие планеты, а вовсе не те, кто в гордыне своей мнит себя «сильными мира сего».

Великие Духовные Учителя, никогда не допускающие грубых вмешательств в судьбы человечества и соблюдающие закон Свободной Воли, тем не менее, всегда старались всячески корректировать «жесткий курс» человеческой истории.

Но вернемся к России, где Сен-Жермен занимает подобающее ему блестящее положение в свете, покоряет дам своими талантами в музыке, живописи и искусстве обработки драгоценных камней, а заодно делает стремительную военную карьеру и (или за особые заслуги перед монархией?) получает чин генерала русской армии. Вот какую информацию «нашего русского друга» приводит И. Купер-Оукли: «Граф Сен-Жермен был в этих краях в эпоху Петра III и покинул Россию по восхождении Екатерины II на престол… В Санкт-Петербурге Сен-Жермен жил вместе с графом Ротари, известным итальянским художником, автором прекрасных портретов, украшающих Петергофский дворец. Проживали они, предположительно, в Графском переулке близ Аничкова моста, по соседству с дворцом на Невском. Сен-Жермен был восхитительным скрипачом, он играл „как оркестр“. Господин Пыляев видел своими глазами… нотный листок с несколькими мелодиями для арфы и посвящением графине Остерман, сделанным рукой Сен-Жермена… Имеющаяся дата указывала на 1760 год».

Тетрадь с этим листком, приобретенная Пыляевым на аукционе, впоследствии была им подарена «прославленному композитору Петру Чайковскому». Нам известно, что некие энтузиасты в наше время заняты поисками утраченных музыкальных произведений и живописных полотен, созданных Сен-Жерменом. Поистине, бесценный подарок был бы всем нам, если бы эти поиски увенчались успехом!

Через несколько лет, в 1774 году, когда Сен-Жермен под именем графа Цароги проживал в замке Тройсдорф в немецком княжестве Ансбах, будучи гостем и близким другом маркграфа Бранденбург-Ансбахского, он получил письмо, доставленное курьером от графа Алексея Орлова-Чесменского. Граф Орлов возвращался из Ливорно в Италии проездом через Германию и назначил Сен-Жермену встречу в Нюрнберге. И. Купер-Оукли описывает эту встречу: «Маркграф немедля отправился с графом Цароги в указанный город, где их уже дожидался граф Алексей Орлов. По прибытии этих двух особ им навстречу вышел с широко распростертыми объятиями сам Орлов, поприветствовал и крепко обнял графа Цароги, который впервые появился в форме русского генерала. Причем Орлов несколько раз назвал его „caro padre“ (дорогой отец) и „caro amico“ (дорогой друг). Граф Алексей Орлов со всевозможной учтивостью принял маркграфа Бранденбург-Ансбахского и не однажды поблагодарил его за покровительство, оказываемое его достойнейшему другу; в полдень был подан обед. С милой непринужденностью завязалась в величайшей степени интересная беседа. Довольно много говорилось о недавней Архипелагской кампании, однако еще больше – о различных полезных усовершенствованиях и научных открытиях. После обеда граф Орлов зазвал графа Цароги в соседнюю комнату, где оба и провели достаточно долгое время в конфиденциальной беседе… По возвращении в Ансбах граф Цароги впервые предоставил маркграфу документ, который удостоверял, что он русский генерал. Впоследствии он признался маркграфу, что вынужден пользоваться именем Цароги, а настоящим его именем следует считать Рагози (Ракоци), и что он является единственным представителем этого рода и прямым потомком принца-изгнанника, некогда управлявшего Зибенбюргеном (Трансильвания) времен императора Леопольда».

Английская исследовательница Дж. О. Фуллер высказывает и весьма остроумно доказывает гипотезу о непосредственном участии Сен-Жермена в Архипелагской кампании русского флота под командованием графов Алексея и Федора Орловых и адмирала Петра Румянцева и даже предполагает участие графа в Чесменской баталии. (К сожалению, ее собственные розыски в Военно-морском музее Ленинграда, предпринятые в 80-х гг. через запрос в советское посольство в Лондоне, ничего не дали). Исходя из этих данных, становится ясно, почему А. Орлов был так рад встрече со старым боевым товарищем.

О. Володарская: «Вообще, когда речь заходит о Сен-Жермене, и особенно — о его связях с Россией, мне почему-то вспоминается недостроенный дворец в Царицыно, заказанный Екатериной II прославленному зодчему и отвергнутый ею же. Не понравился он ей, слишком уж странную архитектуру и символику он являл. Тут и мальтийские кресты, и масонские символы, и чисто русские приметы! Даже просвещенной государыне показалась мудреной сия загадка, и она предпочла предложить самое простое решение: Господь с ним! А дворцовый ансамбль вот уж два века стоит себе да стоит и привлекает многочисленных любопытных, как из России, так и из-за рубежа. Были попытки достроить дворец. Закончить то, что начали Василий Баженов с Матвеем Казаковым. И кое-какие не основные здания совсем недавно привели в «завершенный» вид. А к юбилею Москвы закончили и большой дворец. Да только будет ли новодел тем, чем хотели его видеть масоны Баженов и Казаков? Рассказывают, что там, в Царицынском парке, все признаки геопатогенной зоны налицо, лозоходцы с рамкой проверяли — аккурат под дворцом разлом проходит…».

Почему Екатерина II не пожелала жить в этом дворце? Хотелось бы высказать одно предположение. Вспомним знаменитый Нойшванштайн воздвигнутый Людвигом Баварским, о котором с полным основанием можно сказать, что он был посвящённым. Несколько лет назад мы много работали с Людвигом Баварским и постигали символизм его творения, оставшегося в веках (см. «Король Луны»). Король сам отмечал, что он строил дворец для Высших сил, куда они могли бы приходить на Землю, а не для людей. Это был (и есть) дом Бога. Но именно строительство Храма и было сутью Учения и основой деятельности вольных каменщиков – настоящих масонов, а не той профанации истинного Учения, которую мы наблюдаем сейчас.

Мне кажется, что можно провести параллель с Царицынским дворцом. Его строили истинные масоны, те, кто соблюдал каноны, завещанные Великим Архитектором Вселенной. Отказалась ли Екатерина от жизни в Царицыно, потому что её смутила особая атмосфера, обязательно возникающая в том пространстве, которое формируется в случае использования определённых сакральных геометрических форм или по какой-то иной причине, не столь важно. Главное, дворец восстановлен, хотя он и не прекращал своей жизни на тонком плане с момента своего создания, когда был в запустении. В нём никогда не жили люди, энергии которых могли бы исказить его вибрационное совершенство. Сейчас мы имеем возможность войти в это пространство и хотя бы на шаг стать ближе к тому Высшему, куда стремимся.

И еще несколько слов о графе Воронцове и его отношениях с Сен-Жерменом. Из письма Елены Рерих от 17 декабря 1936 года: «…Один из эпизодов жизни Сен-Жермена в связи с русским именем. Так, Воронцов был одним из тех русских, которые после встречи с графом Сен-Жерменом при дворе Екатерины обратились к учению жизни… Воронцов прибыл вместе с Сен-Жерменом в Индию. Можно представить себе, как близко он мог подойти к Твердыне Света. Но три обстоятельства привели его обратно на родину. Первое — его чрезмерное увлечение обрядами магии, второе — его привязанность к родственникам и третье, когда стало ясно, что он не может остаться в Индии без вреда для своего духовного развития, ему было поручено предупредить декабристов о неверном задании. В роду Воронцовых сохранилась память о странном предке, когда-то исчезнувшем, но так как все около Белого Братства связано с кличкой шарлатанства, то имя Воронцова было между мистиками и шарлатанами. Часть его писем в Публичной библиотеке в Петербурге, но некоторые были впоследствии извлечены оттуда. Во всяком случае, Воронцов был одним из немногих, кто знал о Гималайском Братстве и распространял сведения о Махатмах. Среди частного архива наместника Кавказа Воронцова-Дашкова имелись письма об Учителях Индии. И в семейных архивах Фадеевых, родственников Блаватской, хранились любопытные документы о Воронцове; так, у меня имелся ритуальный кинжал, принадлежащий Воронцову, и в детстве я любила повторять отрывки привезенных им из Индии ритуальных напевов, каким-то образом дошедших до нашей семьи. Конечно, никто уже не помнил их происхождения и значения. Также и имение семьи моего мужа носило название Извара, данное этим самым Воронцовым, ибо оно раньше принадлежало ему».

P. S. Несколько лет назад в одном из снов, данных для нашей группы, было сказано: «Вы из семейства графа Воронцова». Мы кое-что узнали о графе, мне это было особенно интересно, потому что живу рядом с улицей Воронцово поле и т. п. Но информация, с которой вы ознакомились выше, на тот момент, не попала в поле нашего внимания. Теперь слова, сказанные во сне, осмысливаются в совершенно иной интерпретации. Надеюсь, не будет слишком самонадеянным сказать, что мы тоже, в какой-то мере, приблизились к Твердыне Света.

После 1763 года граф Сен-Жермен целый год живет в Берлине, видимо, занимаясь научной и просветительской деятельностью. Вероятно, он много ездит и по другим странам и городам. Сведения об этом периоде его жизни в различных источниках весьма отрывочны и разрозненны.

В конце 1769 — первой половине 1770 года Сен-Жермен путешествует по Италии с канцлером австрийского императора Иосифа II графом Ламбергом, давним своим знакомым, с которым они встретились в Венеции, где Сен-Жермен под именем маркиза д’Аймара, Эмара или Белламара занимался научно-производственными разработками, касающимися выделки льна.

В 1770 и 1771 годах в Ливорно зимует русский флот, и, видимо, там и тогда Сен-Жермен встречается с Алексеем Орловым.

В 1773 году Сен-Жермен посещал Мантую, Голландию, после отставки герцога Шуазёльского появлялся в Париже и уехал оттуда после смерти Людовика XV (10 мая 1774 года), отправившись в Гаагу и далее в Швабах. В этом немецком княжестве он знакомится с маркграфом Бранденбург-Ансбахским и принимает его приглашение посетить Ансбах.

В конце мая 1774 года он приезжает в замок маркграфа Тройсдорф и поселяется там до 1776 года. Затем он переезжает в Лейпциг в мае 1776 года как граф Уэлдон, а в июне 1777 года едет в Дрезден уже под своим настоящим именем князя Ракоци.

В 1779 году Сен-Жермен отправляется в Гамбург, затем живет в Шлезвиге у принца Карла Гессенского, как желанный и почетный гость. Оттуда он совершает многочисленные поездки, связанные с регулированием деятельности масонских, розенкрейцеровских и других оккультных лож Европы. Он почетный член и духовный наставник целого ряда таких лож. Известно также, что Сен-Жермен основал ряд духовно-мистических обществ, например «Орден Святого Иоахима» в Богемии.

Есть запись в церковной книге о смерти и похоронах Сен-Жермена в городе Эккернфёрде 27 февраля 1784 года, в период отъезда ландграфа Гессенского, «доброжелательного немецкого принца», как назван он в письме одного из Махатм Востока к Синнетту. Но эта официальная и документированная версия убедительно опровергается целым рядом свидетельств о том, что Сен-Жермен появлялся в различных местах Европы и спустя много лет после этой даты.

Е. П. Блаватская замечает: «Не абсурдно ли предположить, что если бы он действительно умер в то самое время и в том самом месте, о коих упоминается в статье, то его похоронили бы без помпы и пышной церемонии, без надзора властей и регистрации смерти в полицейском участке, т. е. безо всех тех почестей, что подобает людям его ранга и славы? Где же все эти сведения? Он исчез из виду более века назад, но ни одни мемуары не содержат подобных сведений. Человек, живший в полном блеске славы, не мог исчезнуть – если он действительно умер в то самое время и в том самом месте, – не оставив следа. Более того, в подтверждение сего отрицания у нас имеется положительное доказательство того, что он жил ещё несколько лет спустя после 1784 года. Говорят, что он имел весьма важную приватную беседу с императрицей России в 1785 или 1786 году и явился княгине де Ламбель, когда та стояла перед трибуналом, за несколько минут до того, как палач отрубил ей голову, а также Жанне Дюбарри, фаворитке Людовика XV, ожидавшей удара гильотины на эшафоте во Дни Террора 1793 года в Париже».

Хранитель всех тайн мира
Тайные общества

Мы знаем, что Сен-Жермена называют хранителем всех тайн мира, главным масоном всех времён. Он и сейчас ведёт человечество по Пути Света.

Хранитель всех тайн мира = 275 = Учение алхимика Сен-Жермена = Высшая реальность = Алхимики своего сознания = Мы обрели Святой Грааль = Это программа "Вознесение"

Главный масон всех времён = 255 = Это Великий Учитель = План "Великого обновления" = Высший аспект человека = Всему есть время своё = Год Чёрной Водяной Змеи (2013)

Е.И. Рерих пишет: «Во все эпохи можно найти пустые гробницы или замененных покойников. Так, существует могила Сен-Жермена, а на самом деле там похоронен заместитель». В другом письме: «В книге „Агни-Йоги“ параграф, в котором говорится о пустых гробницах, нужно понимать дословно. Именно, имеются пустые гробницы. Ибо при окончании миссии и наступлении срока ухода для адепта, находящегося среди людей, ухода, чтобы присоединиться к Твердыне в физическом теле, часто происходило мнимое погребение его. Иногда тело уносилось после погребения, ибо оно находилось в состоянии как бы летаргии. Бывали случаи погребения заместителя, как, например, при отъезде великого Учителя Ракоци».

Учитель Ракоци = 204 = Сен-Жермен всегда с нами = Совместная работа = Избранный для мира = Это звёздный дух = Хранитель Грааля

P. S. Обратите внимание, что в Предисловии в расчётах мы получали: Зов Владыки Сен-Жермена = 209 = Зов Святого Грааля

Итак, с документально зафиксированным погребением, а на самом деле с его инсценировкой мы разобрались. Пришло время разобраться с такими интересными определениями, как «хранитель всех тайн мира» и «главный масон всех времён».

Я тот, кто беспристрастным взором проник в Природы естество,
Исследовал её строенья бесконечность.
Я видел силу золота в глубинах рудников,
Постиг его материю и сущность.

И я открыл, как таинством душа свой строит дом
В утробе материнской и, возродясь, несёт его в себе,
Как семя виноградное в земле с зерном тягается пшеничным
И оба прорастают, умирая и воскресая в хлебе и вине.

Из Ничего, по Божьему желанью, возникло Нечто –
Я сомневался, знать хотел, искал истоки бытия,
Гармонию, что держит равновесье мира,

И наконец, в благословеньях и мольбах,
Прозрел я Вечность, что к душе моей воззвала.
Я умер. Я воскрес, Я больше ничего не знаю.

Граф де Сен-Жермен

Приведённый выше вариант философского сонета, авторство которого приписывается графу Сен-Жермену, дан в стихотворной форме. Привожу ещё один вариант перевода с французского языка этого же сонета, но уже ближе к оригинальному тексту, который, с моей точки зрения, лучше передаёт его глубинную суть.

Пытливый исследователь Великой Природы,
Я познал начало и конец великого Всего.
Я видел потенциальное золото в недрах гор.
Мне открылась суть, я поразился чуду его зарождения.
Я старался понять, каким образом душа во чреве матери
Обретает свой дом и покидает его, и как семечко,
Брошенное во влажную землю, как пшеничное зерно,
Становится лозой и злаком, а затем — вином и хлебом.
Бог созидает все из Небытия. Я сомневался в этом.
Я принялся исследовать то, на чем покоится Вселенная.
Все было шатко, ни в чем не видел я опоры.
Но, наконец, с помощью весов восхваления и проклятия
Я взвесил Предвечного. Предвечный воззвал к моей душе.
Я умер. Я стал молиться Ему.

Ольга Володарская пишет: «Традиция тайных знаний, передаваемых только посвященным, никогда не прерывалась в Европе. Хотя искатели истины всегда были в меньшинстве и часто гонимы, но, несмотря на это, жажда духовных поисков не умирала. Вспомним альбигойские войны на юге Франции в XIII столетии, вспомним XIV век, когда был уничтожен Орден тамплиеров, вспомним поиски утраченной святыни — чаши Грааля, вспомним розенкрейцеров и Мальтийский орден. К концу XVIII века все эти движения были разрозненны, оторваны друг от друга, а их поиски Высокой Истины выродились в увлечение ритуалами и попытки получить золото алхимическим способом.

Мистерии посвящения потеряли свой глубокий смысл, перестали быть таинством, сделавшись поверхностной обрядовостью. Более того, членство в масонских обществах стало разменной монетой в политической карьере — ведь их членами были сплошь именитые сановники. Необходимы были глубокие преобразования, обновление традиций и очищение источников Знания. Тайные общества должны были вернуться к тем идеалам, ради которых восходили когда-то на костер их предшественники — адепты тайных школ: беспредельность совершенствования духовной природы человека, выполнение духовной миссии как задача каждой из инкарнаций, познание скрытых сил природы и человека, поиск Божественного идеала в жизни, постижение тайн сотворения мира и человека.

Философские системы ранних эзотерических школ Европы основывались на древних знаниях Востока. Энергичному человечеству Запада свойственно излишнее погружение в дела чисто материальные, созерцательной восточной цивилизации присуща другая крайность — излишняя инертность. Известно, что великий реформатор буддизма Цзон-Ка-Па, живший в XIV веке, оставил завет, согласно которому духовные цивилизации Востока и Запада должны развиваться в слиянии. Для того чтобы поддерживать гармонию обеих цивилизаций и помогать духовному просвещению человечества Запада, Махатмы Востока в каждом веке посылают в мир своих вестников.

Н. К. Рерих. «Вестник».

Посланники Света несут зерна новых знаний, указывают пути дальнейшего развития, предупреждают о бедах и опасностях, поджидающих тех, кто свернул с пути. Вот как излагал это Морис Магр в книге «Маги и иллюминаты»: «Этот закон устанавливал необходимость соизмеримости двух противоположных, но одинаково верных принципов: Истина должна быть сохранена в тайне — Истина должна быть возвещена. Ибо для невежественного человека преждевременное знание столь же фатально, сколь губителен свет для того, кто долго находился в темноте. И вот Цзон-Ка-Па напомнил, что в конце каждого столетия должна быть сделана попытка просветить людей Запада, заботящихся исключительно о власти и материальном благополучии…».

Можно с полным основанием утверждать, что Сен-Жермен был одним из таких Вестников. Одной из его задач было духовное просвещение. Поэтому он ведет обширную деятельность по укреплению связей масонских, розенкрейцеровских и других мистико-философских обществ Франции, Австрии, Германии, Богемии и Венгрии.

В письме графу Герцу, церемониймейстеру Саксонского двора, граф Уэлдон (то есть Сен-Жермен) говорит прямо, что разрабатывает систему «Строгого Чина» — посвящения для Ордена Франкмасонов в аристократическом духе». Элифас Леви указывает, что Сен-Жермен был тамплиером и розенкрейцером.

Немало о мистической миссии Сен-Жермена пишет Е. П. Блаватская в «Тайной Доктрине». Она упоминает, что он обучал последователей «Числам» и их тайным значениям, и это обстоятельство связывает его с Пифагорейской школой. Рассуждая о мистических значениях святых чисел Декады Пифагора, одной из основ святой науки гностиков, Е. П. Блаватская цитирует отрывки «из манускрипта, приписываемого Сен-Жермену, включенного Рагоном в его труд». Жан-Мари Рагон, по характеристике «Теософского Словаря» — «французский масон, выдающийся писатель и великий символист, пытавшийся вернуть масонству его первоначальную чистоту».

Вспомним об одном из воплощений Сен-Жермена, а именно, Фрэнсисом Бэконом, о котором мы уже писали в предыдущей главе, и о предположении, что его похороны были ложными и что, оставив Англию, он под другим именем поселился в Германии, посвятив свою жизнь служению секретному обществу розенкрейцеров и распространению его доктрин. Существуют также предположения, что сэр Фрэнсис Бэкон кроме того, что был истинным автором шекспировских пьес, также является автором одного из главных трактатов розенкрейцеров «Алхимическая свадьба Христиана Розенкрейца».

Автором «Алхимической свадьбы Христиана Розенкрейца» считается Иоганн Валентин Андреа, но в его биографии есть много неясностей. Если он родился в 1586 году в Вюртемберге, то, как он мог написать в 15–16 лет «Алхимическую свадьбу» — произведение, столь богатое символической и философской мыслью. Наличие в немецком тексте некоторых английских слов, говорит также о том, что автору был знаком этот язык. Существует портрет Андреа, который имеет большое сходство с портретом Бэкона. Более того, четыре буквы на раме, если их перевести в числовой эквивалент, дают 33, как и имя Бэкона (я не нашла в Интернете портрет, о котором идёт речь, но даю другое изображение).

В журнале «Наука и религия» № 8 за 1995 год Феликс Эльдемуров, автор статьи «Великий квадрат Сатор», писал: «Сходство с розой вызывает в памяти легендарную эмблему средневекового ордена розенкрейцеров. Адепты этого братства, согласно авторитетным свидетельствам, овладели непостижимыми для обычных смертных тайнами Космоса, в частности — решили загадку бессмертия…

Символом братства была роза в центре креста, причем крест мог быть как обычным (прямым), так и „косым“ — андреевским… В семейном гербе одного из влиятельных лиц этого ордена — Иоганна Валентина Андреа — мы видим даже не одну, а четыре белые и красные розы, расположенные меж лопастей андреевского креста…». О самом И. В. Андреа автор статьи пишет в примечании: «Андреа опубликовал в начале XVII в. манифесты розенкрейцеров. Под этим именем, как полагают некоторые, скрывался не кто иной, как лорд Фрэнсис Бэкон, увлекавшийся поисками эликсира бессмертия и издавший в 1590 году в Лондоне книгу, где указывал на препараты из золота, жемчуга и драгоценных камней, как на средство продлить человеческую жизнь».

Мэнли П. Холл в «Энциклопедическом изложении…» пишет в связи с Ф. Бэконом: «Высший Совет Братства Розенкрейцеров состоял из лиц, которые умерли так называемой «философской смертью». Когда приходило время для инициации человека в члены Ордена и время потрудиться во славу его, он «умирал» при непонятных обстоятельствах. На самом деле он менял дом, имя, и вместо него в могилу клали мешок камней или песка…». Это перекликается со свидетельством Е. И. Рерих о замененных покойниках и пустых гробницах. В другой главе своего произведения Мэнли П. Холл отмечает: «Сторонники теории… считают графа Сен-Жермена высшим адептом и утверждают, что он и Христиан Розенкрейц были одним и тем же человеком».

Во II томе «Тайной Доктрине» Елена Петровна Блаватская упоминает о «зашифрованном Розенкрейцеровском манускрипте», принадлежавшем Сен-Жермену; обладание этой очень редкой рукописью доказывает занимаемое им высокое положение Учителя и Мастера мистических тайных обществ Европы. Части параграфов, принадлежащие венгерскому адепту, не указаны ясно и определенно (Е.П. Блаватская дает косвенное изложение их, т. е. свой собственный пересказ), однако по некоторым признакам (поскольку текст связан с толкованием оккультных значений чисел в Пифагорейской школе) здесь уместно предположить, что его комментарии являлись мистическими интерпретациями цифр от 1 до 7»

Венгерский адепт = 153 = Ваш Учитель = Код – бессмертие = Мировой Грааль = Пламя победы = Учёные духа =Отражение – голова = Это сын Бога

Ещё одна интересная информация по нашей теме – выдержка из письма от 5 августа 1881 года (в русском издании «Писем Махатм»): «Розенкрейц учил устно. Сен-Жермен записал благое учение в цифрах, и эта зашифрованная рукопись осталась у его верного друга и покровителя, доброжелательного германского принца, из дома которого и в чьем присутствии Сен-Жермен совершил свой последний выход — ДОМОЙ».

Вернёмся ещё раз к Мэнли П. Холлу, который назвал предисловие к изданию «Пресвятая Тринософии» – «Человек, который не умирает». То, что это произведение является единственным известным мистическим трудом Сен-Жермена документально подтверждено. Мэнли Холл пишет: ««Трудно переоценить значение этого уникального манускрипта для всех изучающих масонство и оккультные науки, — не только потому, что это единственное известное мистическое произведение, написанное Сен-Жерменом, но и потому, что оно является просто исключительным по своей важности документом, связанным с различными положениями учения герметизма. Библиотеки европейских розенкрейцеров и каббалистов содержат немало редких сокровищ древней философской мудрости, но этот манускрипт и здесь уникален потому, что ни одно из этих сокровищ не сравнится с ним по важности и значению содержащихся в нем великих тайн. Само его существование является явным доказательством того, что Сен-Жермен обладал великолепной библиотекой и подготовил некоторое количество манускриптов по тайным знаниям для своих учеников. В момент его смерти… или исчезновения… эти книги и бумаги были спрятаны, вероятно, в архивах общины. И нет никакой достоверной информации относительно их вероятного местонахождения в настоящее время».

Человек, который не умирает = 314 = Это Великие Посвящённые = Христос эпохи Водолея (Сен-Жермен) = Я гонец Высших сил на Земле = Бессмертное сознание человека

В 1995 году это уникальное произведение было, наконец, переведено на русский язык и издано в Издательстве «Сфера». У меня имеется издание 2002 года (см. изображение обложки). В него вошли: предисловия, написанные Е. П. Блаватской и Мэнли П. Холлом; фотографии оригинального текста автора, схемы и рисунки; комментарии, выполненные Мэнли П. Холлом, которые и сами по себе являются совершенством эзотерической мысли, а также книга И. Купер-Оукли «Граф де Сен-Жермен. Тайна королей».

Итак, присутствие и направляющая рука Сен-Жермена ощущались в «Ордене Всемирной Гармонии», основанном Месмером в Париже в 1783 году. Имя Сен-Жермена упомянуто в списке членов «Ложи Обществ Согласия Святого Иоанна Экосского», которая прежде называлась «Ложей Справедливости», а еще ранее «Ложей Святого Лазаря», состоявших в ней с 1775 по 1789 годы. Сен-Жермен в сопровождении Сен-Мартена присутствует на Конвенте (конференции) масонов в Вильгельмсбаде 15 февраля 1785 года, в июне 1785 года на Великом конгрессе масонов в Париже мы вновь встречаем Сен-Жермена (вместе с Сен-Мартеном и Месмером) среди представителей французской стороны. Эти последние два появления Сен-Жермена происходят уже после его так называемой «смерти».

Е. И. Рерих не случайно пишет об «отъезде Учителя Ракоци», как за несколько десятилетий до нее писал в своем письме Махатма Кут-Хуми о том, что Сен-Жермен «отправился домой» (то есть в Гималаи, в Твердыню Шамбалы). Слово «смерть» неприменимо к Бессмертным. Учитель Ракоци, действуя под именем Сен-Жермена, говорил о себе австрийскому масону и розенкрейцеру Францу Грёфферу: «Я ухожу… Когда-нибудь мы еще увидимся… Я очень нужен сейчас в Константинополе. Затем отправлюсь в Англию, где мне предстоит подготовить два изобретения, о которых вы услышите в следующих столетиях…(речь идёт о поездах и пароходах). К концу этого столетия я исчезну из Европы и отправлюсь в Гималаи. Мне необходимо отдохнуть. И я должен обрести покой. Ровно через 85 лет я вновь предстану перед людьми. Прощайте. Да пребудет с вами любовь моя».

Из письма Махатмы, где говорится о Планетных Духах, подобных Будде: «…его божественное Я настолько совершенно освободилось от материи, что оно могло по желанию создавать себе внутреннего заместителя и оставлять его в человеческой оболочке днями, неделями, иногда годами, никоим образом не повреждая такой заменой ни жизненный принцип, ни физический ум своего тела. Кстати сказать, это высочайшая ступень адепта, которую может надеяться достичь человек на нашей планете».

Обратимся теперь к книге И. Купер-Оукли «Граф де Сен-Жермен. Тайна королей», о которой очень положительно отозвалась Е.И. Рерих в одном из своих писем. Автор рассказывает о своих исследованиях по поводу деятельности графа де Сен-Жермена в восемнадцатом и девятнадцатом веках на политической и духовной арене Европы. В приложении приводится много документальных материалов, писем знакомых и друзей графа, в которых они описывают свои впечатления от встречи с этим удивительным человеком. О его деятельности на политическом поприще мы уже немного упоминали ранее и подробно рассмотрим этот вопрос в следующей главе, а сейчас вспомним о том, что графа называли «главный масон всех времён» и попытаемся хотя бы немного приподнять вуаль над этой страничкой его многоплановой деятельности в служении человечеству.

«При изучении философской и мистической стороны таинственной жизни этого человека, – пишет И. Купер-Оукли, – возникает много трудностей из-за покрывала, скрывающего Посвящённых от остального мира. Знания, которые так редко встречаются среди людей; умение управлять силами, неизвестными «широкой публике»; несколько пылких учеников, старавшихся изо всех сил распространить своё знание невидимой духовной жизни среди материального мира – вот знаки, окружающие графа Сен-Жермена, свидетельства его связи с Великим Центром, откуда он явился». Следует обратить внимание на то, что при этом не возникло никаких потрясающих основы общества движений, во главе которых стоял бы сам Сен-Жермен. Однако, его невидимое влияние чувствуется во многих возникших повсюду духовных обществах».

Итак, выше уже упоминалось, что сохранились списки представителей различных масонских лож участников конференции в Париже в 1785 году. Французский список выдающихся масонов возглавляет Сен-Жермен, там же значился и Месмер. Те же имена, даже более подробно, приводит Н. Дешамп, когда говорит о Сен-Жермене, как об одном из тамплиеров. Приводится и описание посвящения Калиостро графом де Сен-Жерменом, причём при этом был соблюден ритуал рыцарей тамплиеров.

Другие авторы пишут, что некоторые собрания, на которых граф де Сен-Жермен выступал с лекциями о своих философских взглядах проходили в помещении ложи «Воссоединившиеся друзья» на Рю де ля Сурдьер. Также авторы отмечают, что в этой ложе процветало розенкрейцерство – как продолжение исконной розенкрейцерской традиции. Члены ложи изучали условия жизни на высших планах, как это делают нынешние теософы.

Из многих документальных источников известно, что Сен-Жермен посещал Месмера в Вене, и они совместно занимались мистической работой. А о том, что они встречались в Париже, например на масонском съезде в 1785 году, говорилось выше. Вена была центром розенкрейцерства и других обществ, например, таких как «Азиатские братья», «Рыцари Света» и пр. Розенкрейцеры имели мощную организацию, члены которой занимались серьёзными исследованиями алхимии, лаборатория их находилась на Лендштрассе. Среди розенкрейцеров находим и группу последователей Сен-Жермена. Франц Грэффер пишет в своём эссе: «Однажды стало известно, что в Вене появился граф де Сен-Жермен, самый загадочный из всех необычных людей. Все, кто знал это имя, были потрясены. Наш кружок адептов не знал, что и подумать. Сен-Жермен в Вене!

… Грёффер и Линден отправились на Ландштрассе, подгоняемые предчувствием какого-то важного события. Лаборатория оказалась незапертой. Возглас удивления вырвался у обоих. За столом сидел Сен-Жермен и спокойно читал томик сочинений Парацельса. Они замерли на пороге. Таинственный посетитель медленно закрыл книгу и встал. Ошеломленные друзья сразу же поняли, что перед ними никто иной, как чудо-человек, равного которому во всем свете не найти. Все описания оказались всего лишь бледной тенью того величия, которое предстало перед их взорами. Сияющим великолепием озарена была вся его фигура. Достоинство и независимость сквозили в каждом движении. Друзья не могли вымолвить и слова. Граф шагнул им навстречу…

Состоялся небольшой разговор и Линден поставил на стол две бутылки вина. Сен-Жермен улыбнулся с неописуемым достоинством. Линден предложил ему отведать этих вин. Тогда граф не смог уже сдержать веселого смеха.

Скажите на милость, — сказал он, — есть ли на этой Земле хоть одна душа, которая видела бы, как я пью или ем?

Затем он указал на бутылки и заметил:

Это Токайское — не из Венгрии. Оно — от моего друга, российской Императрицы Екатерины. Она была так очарована картинами этого слабого здоровьем человека, изобразившего памятную сцену в Мёдлинге, что решила послать ему бочонок вина.

Грёффер и Линден остолбенели. Это вино прислал Казанова.

…Немного помедлив, граф сказал:

Я ухожу. Не навещайте меня. Когда-нибудь мы еще увидимся. Уже завтра вечером меня здесь не будет. Я очень нужен сейчас в Константинополе. Затем отправлюсь в Англию, где мне предстоит подготовить два изобретения, о которых вы услышите в следующем столетии. Речь идет о поездах и пароходах. Они понадобятся Германии. Затем произойдут последовательные сдвиги во временах года, особенно яркие изменения ожидают сначала весну, а потом и лето. Все это — признаки приближения конца времен, завершения цикла. Я все это вижу. Поверьте мне, астрологам и метеорологам ничего не известно. Для того, чтобы обладать истинным Знанием необходимо учиться у Пирамид. К концу этого столетия я исчезну из Европы и отправлюсь в Гималаи. Мне необходимо отдохнуть. И я должен обрести покой. Ровно через 85 лет я вновь предстану перед людьми. Прощайте. Да пребудет с вами любовь моя.

После этих торжественно произнесенных слов граф вновь махнул рукой. Оба адепта, подчиняясь неведомой силе, покинули комнату, охваченные крайним удивлением. В этот момент неожиданно разразился сильный ливень с грозой. Спасаясь от дождя, они вернулись в лабораторию. Там никого не оказалось. Сен-Жермен бесследно исчез…

На этом, — продолжает Грёффер, — и завершается моя история. Вот все, что я запомнил. Странное непреодолимое чувство побудило меня взяться еще раз за перо и записать все происшедшее».

Нет никаких сомнений в том, что граф Сен-Жермен, помимо всего прочего, был также и розенкрейцером. Масонская и мистическая литература прошлого столетия изобилует всевозможными доказательствами его тесных контактов с выдающимися розенкрейцерами Австрии и Венгрии. Это мистическое движение возникло, главным образом, в государствах центральной Европы. На всем протяжении истории под покровом различных религиозно-мистических течений этот орден стремился к распространению Священной Науки и Знания, в которые были посвящены некоторые из его Высших Наставников, выполняя тем самым завет единой Великой Ложи, призванной к управлению духовной эволюцией человечества. Доказательств существования Учения, которое оставил нам Сен-Жермен, — великое множество, и некоторые из них цитируются Е.П. Блаватской.

Документы, ссылки на которые приводит И. Купер-Оукли, говорят о том, что он был разъезжающим членом Ордена тамплиеров, объезжал различные ложи и устанавливал между ними связи. Делал он эту работу для парижского центра рыцарей-тамплиеров. По словам Элифаса Леви, он основал Орден Святого Иоахима, и среди его членов было много учеников и друзей Сен-Жермена. Повсюду, в любом Ордене, в основе которого лежит действительно мистическое учение, существуют следы существенного влияния этого таинственного Учителя. По этому случаю следует процитировать его письмо графу Герцу в Веймар, где сообщается, что он «…обещал посетить Ханау и встретиться с ландграфом Карлом в доме его брата, чтобы разработать для него систему "Строгого Чина" — посвящения Ордена Франкмасонов в аристократическом духе — в организации которого граф очень заинтересован. Смею надеяться, что и Вас эта система не оставит равнодушной».

И. Купер-Оукли приводит списки тайных лож, возглавлявшихся «Неизвестными Мастерами», где явно обнаруживается влияние Сен-Жермена. В переводе они звучат так:

Канонники Святого Гроба Господня.

Канонники Святого Храма Иерусалимского.

Благодетельные Рыцари Святого Града.

Никозианский Клир на Острове Кипр.

Овернский Клир.

Рыцари Провидения.

Азиатские Братья; Рыцари Святого Иоанна Евангелиста.

Рыцари Света.

Африканские Братья.

Кроме перечисленных существовали и иные розенкрейцерские общества, широко распространенные в Венгрии и Богемии. Во всех перечисленных обществах нетрудно обнаружить прямое или опосредованное, через друзей и последователей, влияние этого мистического посланника. Кроме того, в их основе тайно или явно лежат одни и те же фундаментальные принципы, которые проводят в жизнь истинные посланники Великой Ложи: такие, например, как эволюция духовной природы человека, реинкарнация, скрытые силы природы, чистота жизни, благородство идеала, Божественная Вездесущая Сила. Эти обстоятельства ясно указывают искателям Истины на благородство мотивов посланца Великой Ложи, графа Сен-Жермена.

Ольга Володарская завершает следующими словами главу в своей книге, посвящённую адептам и ложам: «И, говоря о деятельности Сен-Жермена в смысле просветительской работы среди масонских лож Европы, нельзя не остановиться на вопросе о русских масонах. XVIII век был и для русских масонов временем блистательного расцвета. Он дал целую плеяду тех людей, которых по праву можно назвать национальной гордостью страны. Это и Суворов, и Кутузов, и Новиков, и Херасков, и многие другие русские аристократы, немало сделавшие для процветания своего Отечества. А Суворов и Кутузов, выиграв для России несколько принципиальных сражений, стали великими охранителями России. И невозможно представить, чтобы успехи русского масонства были возможны без тесной связи с братьями по духу из Западной Европы. А это означает только одно: всюду ощущалась рука Сен-Жермена, Великого Адепта. Учение Живой Этики свидетельствует, что Сен-Жермен напутствовал великого русского полководца М. И. Кутузова, имевшего масонскую степень «Зеленеющего Лавра»: «Зеленеющий Лавр», о котором вы часто беседовали, умел соединять водительство с чуткостью к советам Братства. Наставление Сен-Жермена он принял с полным доверием, в этом заключалась удача его. Может быть, Сен-Жермен и приезжал, чтобы приготовить будущего вождя».

Следовательно, Сен-Жермен сыграл роль не только на внешней русской сцене, где присутствовали политические декорации, но и на сцене внутренней, духовной, где незримые тонкие ткани постепенно сшивались в огромное полотно России Грядущей как Материка, которому суждено стать точкой отсчета новой истории человечества.

Его деятельность заключалась в помощи небольшой части человечества прошлых столетий, стремившегося идти к той же самой цели, которую в конце девятнадцатого столетия ставили перед собой теософы, а теперь ставим и мы. Многие в те времена отвергали руку водящую, как и теперь некоторые ослепленные невежеством люди отказываются от предлагаемой современными лидерами помощи. Однако, те, чьи глаза открыты радостному сиянию духовного знания, с уважением вспоминают о Сен-Жермене, взвалившем на себя всю тяжесть невежества и тьмы ушедших столетий, которое он хотел просветить изобилием духовной жизни.

Поговорим немного о предполагаемой деятельности Сен-Жермена в XIX и ХХ веках. Вспомним, что Сен-Жермен обещал Францу Грёфферу вернуться вновь в Европу через 85 лет. Э. Тома считает, что эта беседа состоялась в 1790 году. Мадам д’Адемар в 1788 (?) году граф говорил, что его не увидят во Франции, пока не сменят друг друга три последующих поколения. Сопоставив эти сроки, получим 1875 год. Именно тогда, 17 ноября 1875 года в Нью-Йорке Елена Петровна Блаватская и полковник Олкотт основали Международное Теософское общество.

О. Володарская пишет: «Теософская традиция, знает, что Сен-Жермен стоял у колыбели Международного Теософского общества наряду с двумя другими Великими Учителями, о роли которых в основании и деятельности Общества свидетельствуют непреложные факты, такие как письма Махатм к Синнетту, доказывающие непосредственное участие Учителей в становлении теософского движения. Факт «причастности» Учителя Ракоци, более известного как Сен-Жермен, к деятельности Блаватской (помимо того, что об этом упоминал в «Листах старого дневника» полковник Олкотт) отразился в картине американского художника Поля Кагана (Paul KAGAN), созданной, правда, гораздо позже — предположительно в 20 — 30-х гг. ХХ столетия. На этой картине все три Учителя в характерных одеждах изображены вместе с Е. П. Блаватской, сидящей на переднем плане. Фотография с этой картины была предоставлена обществом «Храм Человечества» для сборника «New World Utopies. The photographic history of the Search for Comunity», представляющего американские религиозные общины и общества конца XIX — начала ХХ века. Книга была передана директором Музея Н. К. Рериха в Нью-Йорке Дэниэлем Энтином в дар Российскому Теософскому обществу.

Картина П. Кагана являет собой, по выражению председателя Российского Теософского общества, «свидетельство традиционного отношения к Е. П. Блаватской и Великим Учителям», которые представлены на ней в своих привычных образах, то есть так, как их принято изображать в теософской традиции. При первом взгляде на картину поражает тот факт, что Сен-Жермен изображен на ней в том же костюме и той же позе, что и князь Трансильвании Ференц Ракоци II на своем парадном портрете. Таким образом, это, на наш взгляд, самое красноречивое подтверждение того факта, что для теософов Ференц Ракоци II и граф Сен-Жермен являются одной Индивидуальностью.

Что касается века двадцатого, то можно обратиться к источнику, абсолютная истинность которого не вызывает сомнений — к письмам Елены Рерих. А она пишет вот что: «Очень велики воплощения Н.К. (Николая Константиновича Рериха), но Сен-Жермен, или Учитель Ракоци, находится сейчас в Твердыне». Это написано в 1937 году.

Снова предоставим слово Елене Ивановне Рерих: «Скажу, именно Е.П.Б. была огненной посланницей Белого Братства… Именно она была великим духом, принявшим на себя тяжкое поручение дать сдвиг сознанию человечества, запутавшемуся в мертвых тенетах догм и устремлявшемуся в тупик атеизма… И теперь… наша великая соотечественница в своем огненном устремлении, почти сейчас же после смерти воплотившаяся в Венгрии, уже 10 лет как прибыла в физическом теле в Главную Твердыню и сейчас под именем Брата Х. работает на спасение мира», — пишет она в письме от сентября 1934 года.

Безусловна и кармическая связь Сен-Жермена с Блаватской, которая, по словам Елены Рерих, воплотилась в Венгрии: «В самой же Твердыне Белого Братства число учеников в физическом теле невероятно ничтожно, кроме того, все они уже адепты. В столетие, может быть, один или два присоединяются к Белому Братству в физическом теле. Так в 1924 году присоединилась к Ним наша соотечественница Е.П. Блаватская, в мужском теле венгерской национальности. Осмеянная, оклеветанная, опозоренная и гонимая, она заняла свое место среди Спасителей Человечества. Так повторяется история, и так творит Космическая Справедливость».

И еще из писем Елены Рерих, где впрямую говорится о кармической связи графа Сен-Жермена и Блаватской: «Истинно, Воронцов подвергался большой опасности, когда, пользуясь сходством с Сен-Жерменом, он принял на себя его вид и тем навлек на себя преследование, которое назначалось Сен-Жермену. Конечно, Белое Братство помнит тех, кто помогал Им и подвергался за них опасности… И в семейных архивах Фадеевых, родственников Блаватской, хранились любопытные документы о Воронцове…». С этими документами, несомненно, Блаватская была знакома. И хотя мы знаем, что Блаватская, как и Елена Рерих, работала под непосредственным руководством двух Великих Учителей — Мории и Кут-Хуми, она, конечно, могла иметь нужные контакты и с Учителем Ракоци, тем более что, как мы уже упоминали, сам он предрек свое появление в Европе как раз в 1875 году — году основания Международного Теософического общества.

В заключение главы несколько слов Мэнли П. Холла: «Истинная цель, ради которой трудился Сен-Жермен, пребудет сокрытой, пока не забрезжит рассвет новой эры. Гомер упоминает о «золотой цепи», посредством коей боги замышляли приковать к вершине Олимпа землю. Каждое столетие появляются несколько личностей, чьи деяния и слова неопровержимо свидетельствуют об их принадлежности к иному Ордену, отличному от всего человечества. В критические периоды развития цивилизации человечеством руководят таинственные силы, подобные тем, что персонифицировались в эксцентричном графе де Сен-Жермене. И пока мы не признаем реальность действия оккультных сил в повседневной жизни, мы не сможем понять значения ни этого человека, ни его труда. Для мудрых Сен-Жермен – не чудо; но для тех, кто ограничен верою в неизбежность обыденности, он воистину маг, бросающий вызов законам природы и лишающий самоуверенности псевдоучёных».

 

Алхимик Пламени Свободы
Мистический Посланник и Пророк

Алхимик Пламени Свободы и Мистический Посланник, как его называют, Сен-Жермен, вернее, Великий Учитель Ракоци, сделал все, чтобы за два столетия до нас заложить первые камни в основание блистательного Храма Новой Эпохи, где все науки и все искусства, вместе с духовным порывом сердца человеческого, сольются в Единый Элемент Прозрения!

Алхимик Пламени Свободы = 249 = Войти в сердце Сен-Жермена = Это судьба избранного = Космические рыцари = Звёздные Врата в бессмертие = Это встреча с Братом

Мистический Посланник = 274 = Это – отражение – Сен-Жермен = Возьмите руку Иерархии = Это Истинный Мастер = Акцент на ясное сознание

Из всего вышесказанного, видно, как граф де Сен-Жермен стремительно перемещался между европейскими городами и странами уезжал в Индию и возвращался, но всегда оказывался в том или ином месте накануне важных и судьбоносных событий: в Англии — перед восстанием якобитов, в России — в момент восшествия на престол Екатерины II, во Франции — в преддверии революции. Подобно буревестнику, он устремлялся в ту часть мира, где было неспокойно, где назревали серьезные события.

Истинной правдой являются слова Е. П. Блаватской в «Теософском Словаре»: «Граф Сен-Жермен, безусловно, был величайшим Восточным Адептом, которого Европа видела за последние столетия. Но Европа не узнала его». Не поверила его пророчествам и Мария-Антуанетта, когда Сен-Жермен в последний раз появился в Париже в 1788 году, чтобы предупредить королевскую чету о надвигающейся катастрофе.

О Миссии Сен-Жермена Е. И. Рерих сказала: «Можете указать истинно ищущим душам, что Твердыня Великого Знания существует с незапамятных времен и стоит на бессменном дозоре эволюции человечества, наблюдая и направляя в спасительное русло течение мировых событий. Все Великие Учителя связаны с этой Обителью. Все Они Члены Ее. Многообразна деятельность этой Твердыни Знания и Света. История всех времен, всех народов хранит свидетельства этой помощи, сокрытой от гласности и обычно приходящей в поворотные пункты истории стран. Принятие или уклонение от нее неизменно сопровождались соответственным расцветом или падением страны.

Помощь эта в виде предупреждений или советов и целых Учений появлялась под самыми неожиданными и разнообразными аспектами. По истории красной нитью проходят эти предупреждения. За малыми исключениями, все подобные предупреждения оставались без внимания. Так, можно вспомнить, как шведский король Карл XII получил сильное предупреждение не начинать рокового похода против России, положившего конец развитию его государства. Со времени опубликования дневника графини д’Адемар, придворной дамы, состоявшей при злосчастной Марии-Антуанетте, стал широко известен факт предупреждения королевы путем писем и личного свидания, через посредство той же графини, о грозящей опасности стране, всему королевскому дому и многим друзьям их. И, неизменно, все эти предупреждения шли из одного источника, от графа Сен-Жермена, Члена Гималайской Общины. Но все спасительные предупреждения и советы его принимались за оскорбления и обман. Он подвергался преследованиям, и ему не раз грозила Бастилия. Трагические последствия этих отрицаний всем хорошо известны».

Благодаря дневникам графини Д. Адемар, можно достаточно ясно представить себе, как действовал граф Сен-Жермен, пытаясь предотвратить назревающую во Франции катастрофу. Интересно, что мемуары графини д’Адемар, как пишет Э. Тома, были изданы в 1836 году под редакцией барона Этьена Леона де Ламот-Лангон, который «мог изучать многочисленные документы, связанные с Сен-Жерменом, которые он мог найти в Париже». Исследователь пишет, что связанные с деятельностью Сен-Жермена «вещи были собраны в библиотеке полицейской префектуры, где целый зал был специально предназначен для бумаг и писем, относящихся к жизни Сен-Жермена. К несчастью, корреспонденция и рукописи были сожжены в 1871 году во время Коммуны». Этим, видимо, отчасти объясняется и трудность поисков достоверных свидетельств о жизни и миссии Сен-Жермена.

Так, И. Купер-Оукли долгое время безуспешно разыскивала мемуары госпожи д’Адемар по книгохранилищам Европы. И только, как она пишет, «по счастливой случайности нам удалось узнать о том, что в Одессе в библиотеке г-жи Фадеевой, тети и друга г-жи Е.П. Блаватской, имеется искомый экземпляр». Интересно и другое пересечение: «Мадам Блаватская побывала [у семьи д’Адемар] в Шато-де-Адемар в 1884 году. Уважаемая графиня де Адемар, принадлежащая к одной из многочисленных аристократических фамилий, разоренных революцией, сейчас [начало XX века] живет в Америке, [касающиеся Сен-Жермена] документы хранятся в ее семейном архиве».

Итак, дневники графини д’Адемар сохранились, выдержки из них вы уже читали в предыдущих главах, и теперь обратимся к описанию последних лет существования французской монархии. Между 1776-м и 1777-м годами граф де Сен-Жермен посещает Париж, назвавшись господином Сен-Ноэлем. Об этом посещении очень подробно рассказывает графиня. По просьбе Сен-Жермена она устраивает для графа встречу с королевой Марией-Антуанеттой. В беседе с королевой Сен-Жермен впервые в открытую предупреждает королеву о грядущих грозных событиях: «…сейчас я — Кассандра, а Франция — царство Приама. Пройдет еще несколько лет обманчивой тишины. Но затем во всем королевстве проснутся силы, жаждущие мести, власти, денег, которые будут свергать все на своем пути. Их с радостью поддержат мятежные толпы, а некоторые высоко поставленные государственные лица свяжут с ними свои честолюбивые намерения. Дух безумия овладеет горожанами, разразится гражданская война со всеми вытекающими из нее ужасными последствиями. Францию ожидает бойня, разврат, грабеж и повальное изгнание граждан. Возможно, потом кое-кто будет сожалеть о том, что не выслушал меня. Возможно, меня призовут вновь. Однако, время будет уже бесповоротно упущено… и в спокойном некогда мире будет властвовать всесокрушительный в своем б езумии шторм».

Королева Мария-Антуанетта

Но, как пишет д’Адемар, «королева, не способная вести долгих серьезных разговоров», была не в состоянии отнестись к пророчествам с надлежащей ответственностью. А ведь историки отмечали, что в семье нового монарха Людовика XVI именно она была «единственным мужчиной». Что уж говорить о короле, который оказался настолько слабым и трусливым, что не решился принять вестника один, без присутствия королевы, хотя Сен-Жермен просил об аудиенции и через мадам д’Адемар, и через королеву. Монарх пересказал содержание беседы Марии-Антуанетты с Сен-Жерменом своему министру графу Морепа, давнему его недругу и завистнику, и тот предпринял меры к аресту Сен-Жермена.

Когда же сей напыщенный царедворец явился к графине д’Адемар с расспросами о местонахождении «жулика», Сен-Жермен вдруг вошел в комнату собственной персоной. Вот его суровая отповедь министру, запечатленная пером графини: «Граф Морепа, король изволил испросить у вас совета, а вы думаете лишь о сохранении своего собственного авторитета. В вашей борьбе против моей встречи с королем вы теряете монархию, так как осталось совсем немного времени, чтобы спасти ее. По истечении же этого срока я не появлюсь в этих краях, пока не сменят друг друга три следующих поколения. Я рассказал королеве все, что мне позволено было сказать. Мои откровения королю могли быть более подробными. Но, к сожалению, вы встали между мной и его величеством. Мне не в чем будет себя упрекнуть, когда ужасная анархия опустошит Францию. Что же касается ожидаемых бедствий, то вам не суждено их увидеть, но подготовка к ним будет достойным для вас памятником… Не ждите благодарности от потомков, пустой и беспомощный министр! Вы встанете в ряд тех, кто послужит причиной гибели империи».

Предсказание адепта оправдалось. Морепа не дожил до революции, так как умер в 1781 году — это исторический факт. Графиня д’Адемар: «Будущее выглядело мрачным. Мы приближались к ужасной катастрофе, которая угрожала всей Франции. Бездна разверзлась у наших ног». Несчастной королевой, безусловно, предпринимались определенные усилия, чтобы понять угрожающее положение дел в государстве, но тщетно.

Поучительный, но болезненный урок: даже алхимик величайшего мастерства, знаток веков истории, имея самые лучшие намерения и решения глобальных проблем, касающихся подъёма и упадка наций, должен был склониться перед своеволием смертных. Он мог советовать, но не приказывать; и, если его игнорировали, ему надлежало удалиться. Сен-Жермен продолжал писать письма королеве, предупреждая о неминуемом ниспровержении, но, коль скоро кризис достиг определённой точки, он уже ничего не мог сделать, чтобы повернуть вспять революцию, которая развивалась со времён смерти такого мастера ведения государственных дел, как Людовик XV.

В своей книге И. Купер-Оукли приводит интересный и важный фрагмент из дневниковых записей графини, когда королева призвала её к себе и предложила прочитать одно из предупреждающих писем графа де Сен-Жермена: «…Королева прислала за мной, и я поспешила исполнить ее волю. В руке она держала письмо.

— Госпожа д'Адемар, — сказала она, — вот еще одно послание от моего незнакомца. Вам что-нибудь известно о графе Сен-Жермене?

— Нет, — ответила я, — я с ним не встречалась и никаких сведений о нем не имею.

— На этот раз, — прибавила королева, — оракул вещает языком, который ему больше к лицу — послание составлено в стихах…

Я прошла в небольшой кабинет и, попросив у госпожи Кампан перо, чернила и бумагу, переписала письмо, показавшееся мне тогда непонятным, но ставшее впоследствии, увы, более чем ясным:

Все ближе время то, когда ты, Франция,
В пучину бед войдя, раскаешься, поняв свою беспечность,
И стон отчаянья разбудит адский пламень.
Тот день грядет, Царица! Нет сомнений.
Рога коварной гидры
Пронзят алтарь, трон и Фемиду.
Безумье, победив рассудок, будет править миром.
Все ниц падут перед злодеем. Да!
Увидим мы паденье скипетра, Фемиды, духовенства,
Гербов и башен,
Даже замков, спастись пытавшихся поднятьем белых флагов.
Не знал спокойный мир, что будет он метаться в лихорадке
Повального обмана и убийств…
Повсюду разольются реки крови.
И хор рыдающих по жертвам заглушит
Шум шагов, бегущих от расправы!
Со всех сторон грохочет гром войны гражданской.
Добро гонимо, и, суд верша над ним,
Все голосуют: Смерть, Смерть, Смерть.
Великий Боже! Кто ответит тем кровавым судьям?
Не меч ль мне чудится, занесенный над царственной главой?
Каких уродов чествуют и славят как героев?
Победный марш и стоны побежденных. Власть и бессилие…
От бури нет спасенья людям, вручивших жизнь свою дырявой лодке.
Вихрь зла, разврата, преступлений тяжких
Грозит вовлечь в свой танец смерти
Всех подданных, имущих власть иль нищих.
И будут властью наслаждаться все новые и новые тираны,
И множество сердец заблудших найдут покой в раскаянье.
В конце концов, сомкнётся бездна,
И, возносясь из темноты могилы,
Воспрянет к лучшей доле прекрасной лилии цветок.

Эти пророческие стихи, вышедшие из-под пера, уже хорошо мне знакомого, изумили меня. Я терялась в догадках об истинном их значении. Ибо откуда я могла знать, что они не скрывают в себе тайны, а весь их смысл лежит на поверхности!? Как я могла представить, например, что короля и королеву ждет ужасная смерть в результате чудовищно несправедливого приговора!? Я не могла знать всего этого в 1788 году, это было просто невозможно».

Несколько лет спустя, как раз перед тем, как разразилась буря, Сен-Жермен вновь встретился с мадам д'Адемар: «…Когда я вернулась домой, мне вручили записку следующего содержания: "Все кончено графиня! Это солнце — последнее, которое взойдет над монархией. Завтра ее не будет. Повсюду воцарится хаос и ни с чем не сравнимая анархия. Вам известно о моих стараниях, предпринимавшихся с целью изменить ход событий. Меня осмеяли. Ныне же — слишком поздно.

…Не покидайте своего дома, я постараюсь охранить Вас. Будьте благоразумны, и Вы переживете эту бурю. Я не вижу необходимости в нашей встрече. Что можем мы сказать друг другу? Вы будете просить у меня невозможного. Я ничего не смогу сделать ни для короля, ни для королевы, ни для их семьи и даже для герцога Орлеанского, который завтра будет праздновать победу и, тем не менее, взойдя на Капитолий, будет сброшен с Тарпейской Скалы. Однако, если Вам очень захочется повидать старого друга, приходите на восьмичасовую мессу в Реколле, я буду во второй часовне справа.

Имею честь быть… Граф де Сен-Жермен."

Назначенная встреча состоялась. Граф предсказал гибель короля и королевы и сказал, что спасти их уже не в его силах:

— О, граф, Ваша мудрость не спасла нас.

— Мадам, кто посеет ветер – пожнёт бурю. Так сказал Иисус в Евангелии, возможно, и не раньше, чем я, но во всяком случае, его слова записаны; людям оставалось только воспользоваться тем, что я говорил.

— Опять! — сказала я, постаравшись улыбнуться, но он, оставив без внимания моё восклицание, продолжил:

— Я уже писал Вам, что ничего не могу сделать, мои руки связаны Тем, Кто могущественнее меня. Бывают такие времена, когда отступить невозможно, и такие, когда Он выносит приговор, и веление должно быть исполнено. Это время наступает (выделено в оригинале).

— Вы увидитесь с королевой?

— Нет, она обречена.

— Обречена! На что?

— На смерть!

— О! — на этот раз я не удержалась от вскрика и, протянув к графу свои дрожащие руки, пробормотала. — И Вы тоже! Вы! Вы!

— Да, я – я, как и Казотт!

— Вы знаете…

— То, о чем вы даже не подозреваете…».

Это одно из последних свидетельств графини д’Адемар о Сен-Жермене. Она была одной из тех аристократок, которых вымел с родины вихрь революционных событий. В 1822 году графиня умерла в Одессе, куда ее занесла судьба, как и отпрыска знатнейшей фамилии герцога Ришелье. На груди этой древней, иссохшей, как мумия, старушки, которая под конец жизни вместо дорогих шелков носила какие-то кацавейки и лохмотья и не покидала своей каморки несколько месяцев, при обмывании ее тела после кончины нашли засаленную рукопись, бумага которой от долгого ношения на теле стала как пергамент. К титульному листу дневника булавкой была приколота записка, начертанная собственной рукой графини 21 мая 1821 года: «Я виделась с Сен-Жерменом еще не раз, и каждая встреча сопровождалась обстоятельствами, которые повергали меня в крайнее удивление: в день убийства королевы (16 октября 1793 года); накануне 18 брюмера (9 ноября 1799 года); день спустя после кончины герцога Энгиенского (1804 год); в январе месяце 1813 года; и в канун убийства герцога Беррийского (1820 год)…»

Пророчество Сен-Жермена оправдалось с удивительной точность. Мадам д'Адемар увиделась с ним в следующий раз во Дворце Революции 16 октября 1793 года во время казни Марии-Антуанетты. Учитель был рядом с королевой в конце так же, как был с ней в самом начале, оберегая с той поры, как она приехала во Францию из Австрии, чтобы стать несчастной французской королевой.

Сейчас, когда с того момента прошло уже 220 лет, можно утверждать, что слова его полностью подтвердились и пророчества сбылись. Бурбоны ныне обыкновенные граждане. Честь Франции была попрана теми, кто дерзко захватил власть… Уместно процитировать слова Пророка: «Я глас, вопиющий в пустыне». Увы, Францию не спасли ни предостережения, ни пророчества; колесо её судьбы медленно и печально сделало роковой оборот, лишь подтвердив честность и преданность того, кто был послан предупредить о грозящей беде.

В своей последней попытке объединить Европу и основать Соединённые Штаты Европы, Сен-Жермен оказал поддержку Наполеону, но Маленький Капрал воспользовался силой Учителя, а не его советами и превысил данные ему полномочия, отчего Сен-Жермен и покинул его, как имел обыкновение поступать в таких случаях, оставив честолюбивого и безрассудного Наполеона при его Ватерлоо. Со стороны Сен-Жермена это был «удар из милости». Его возможность отвести возмездие, заслуженное этим веком, была исчерпана, и он вновь был вынужден оставить людей наедине с их собственной кармой. И на этот раз Владыку, открыто выступающего в роли божественного посредника, по-прежнему игнорировали! Как же ещё можно было достучаться до человеческих сердец?

В книге «У порога Нового Мира» — авторизованной биографии Елены Ивановны Рерих — есть такая запись: «…Вы знаете, какое направление приняла революция. Тогда создался план символизировать единение в одном человеке. Наполеон всецело найден Сен-Жерменом. Звезда, о которой он любил говорить, принесла ему неожиданные возможности. Правда, многие из Братства не верили, как можно войною вносить объединение, но Мы все должны были признать, что сама личность Наполеона, усиленная Камнем, символизировала в себе поглощение всех деталей». Так что появления Сен-Жермена в узловые моменты становления империи Наполеона, засвидетельствованные записями мадам д’Адемар, связаны с его задачей объединения Европы, возложенной им на Наполеона Бонапарта. Это позже, когда Наполеон нарушил завет не идти на Россию, он лишился помощи и советов Братства. Агрессивные захватнические устремления Наполеона, направленные на Россию, вошли в противоречие с законами эволюции. И тотчас же стрелка Высшей поддержки неумолимо сместилась в противоположную сторону: советы и наставления, как одержать победу теперь уже над Наполеоном, стал получать его русский противник — фельдмаршал Кутузов».

Итак, «Мистический Посланник» покинул Европу и единственным голосом судьбы, которому внимал континент долгие десятилетия, был голос Кармы, а Вознесённый Владыка обратился к Новому Свету. Ещё до развязки французской драмы Сен-Жермен занимался формированием более совершенного союза из Тринадцати Колоний на американском континенте. Он открыл новый континент, как Христофор Колумб, будучи Фрэнсисом Бэконом способствовал его колонизации. На протяжении нескольких веков он держал Америку в поле своего зрения, и теперь ему предстояло обеспечить надёжный фундамент для новой нации.

Сен-Жермен поддерживал Джорджа Вашингтона на протяжении всей Революции и во время зимовки в долине Фодж, в историческом месте, где войска генерала Дж. Вашингтона провели в холоде и голоде жестокую зиму 1777-1778 гг. Его усилия по основанию ордена масонов, дали свои плоды, ибо многие выдающиеся деятели Революции – генерал Вашингтон, Джеймс Медисон, Бенджамин Франклин и другие, в общей сложности 53 человека из 56, подписавших Декларацию независимости, – были членами ордена масонов, принципами которого они руководствовались при создании нового государства.

Памятно его неожиданное появление неизвестно откуда в Зале Независимости в 5 часов пополудни 4 июля 1776 года, которое побудило патриотов к действию в минуту их нерешительности: «Таинственный незнакомец» произнёс страстную речь, убеждая их «подписать этот документ»! На митинге в Кембридже, штат Массачусетс, он – «таинственный старый профессор» – вдохновил создание национального флага. В течение Революции он следовал тенью за генералом Дж. Вашингтоном и, когда пришло время, миропомазал Мастера Масона первым президентом Соединённых Штатов Америки.

Заключение – Хранители Пламени!

Будущее входит в нас,
чтобы преобразиться с
нашей помощью задолго до
того, как станет
реальностью.

Рейнер Мария Рильке

Маэстро Сен-Жермен = 226 = Это Король-жрец = Знак эпохи Водолея = Вознесённое Братство = Благое знамение Сен-Жермена = Благословение на Путь = Помощь Сен-Жермена = Небесный Учитель = Встреча с Учителем = Горят Огни Свободы

Марк и Элизабет Профет: «Сен-Жермен, по своему собственному признанию, никогда не прекращал своей тайной деятельности по установлению связи с душами света не только в Европе и Америке, но и во всем мире. Это он прикладывает непрерывные усилия для предотвращения третьей мировой войны, ядерного всесожжения, страшных предсказаний Нострадамуса, опасностей, содержащихся в пророчестве Фатимы и стучащегося в двери народов призрака несчастий, чей грохот воскрешает в памяти видение Иисусом этих последних времён, записанное в Евангелиях и Откровении.

И если полководцы и короли, могущественные и слабовольные, пренебрегли этим глашатаем свободы – этим Алхимиком Священного Огня, – то хранители Пламени Свободы каждой нации не сделали этого. На одном из этапов своего пути, потеряв веру в правящие классы и в какую-либо их способность изменить курс истории, Сен-Жермен воскликнул: «О, если бы десять тысяч уборщиц, но искренне преданных делу! С ними я покажу, как изменить мир Божественной Правдой».

И так произошло… миссия Сен-Жермена, направленная на достижение каждым личной свободы, мира и просвещения для всей Земли, продолжается беспрепятственно и не имеет аналогов в истории человечества. Он шлёт послания и оказывает покровительство движению, укоренившемуся по всему свету. Он призывает к этому в своей «Наступающей Революции в Высшем Сознании»!

Каждый возлюбивший свободу на Земле, каждый дух, оживлённый пламенем свободы, достоин знать его имя, вступить в контакт с его сердцем, изучать его писания и оказать поддержку его делу – делу всех людей планеты Земля.

Давайте постараемся быть достойными даров пророчества и чудотворения, которые приносит нам Сен-Жермен. И, самое главное, давайте приложим максимум усилий для преодоления личной и планетарной кармы путём её трансмутации через призывы к Фиолетовому Пламени и обращение к ритуалам Седьмого Луча, о которых мы некогда знали, чтобы сбылось пророчество Сен-Жермена о Великом Золотом Веке.

Хранители Пламени поклялись стать победителями в этом веке. И они станут ими»!

Прекрасные слова М. и Э. Профет не требуют комментариев и дополнений.

Мы несём в своих сердцах Фиолетовое Пламя Свободы, завещанное нам Учителем, оно уже живёт в нас, а значит, мы стали победителями!

Фиолетовое Пламя Свободы живёт в наших сердцах = 518 = Это Мастер Фиолетового Луча – Владыка Сен-Жермен = Тот, кто читает знаки огня, пробудил в себе огонь = Мы часть грандиозного проекта по имени Земля = Прошлое и будущее пересеклись в настоящем = Это Перенос энергий из Дворца Ракоци в Чернево = Идеальное отражение – это Школа Любы Семёновой

Мы стали победителями! = 258 = Это ритуал Сен-Жермена = Услышать Зов Владыки = Партнёрство с Мессией = В год Чёрной Водяной Змеи = Странники Пути Грааля = Это возвращение Мерлина = Мы вершители истории

Приложение – Последняя тайна Христофора Колумба

В Зеленограде есть площадь Христофора Колумба. Площадь весьма странная — на самом деле это пятачок на окраине 9-го микрорайона. На площади стоит только одно здание — местный дом пионеров (ныне Дворец Творчества Детей и Молодежи), построенный в начале 80-х годов. За ним — неглубокий овраг, по дну которого протекает речка Сходня. Возникает резонный вопрос — при чем тут вообще Колумб? На самом деле история непростая.

Считается, что целью путешествий Колумба была Индия и другие азиатские земли, а Америка была открыта по ошибке. Но это не более чем «официальная версия». То, что Колумб был крещеным евреем, широко известно, хотя и не афишируется. Меньше известно то, что, приняв христианство, он остался глубоко верующим, даже в чем-то фанатичным иудеем. Всю жизнь он пытался решить для себя проблему исчезнувших «колен израилевых», поиск которых и был истинной целью экспедиций.

Четыре экспедиции на Запад Колумба разочаровали — индейцы на потомков иудеев никак не тянули. И тогда Колумб принял решение снарядить пятую экспедицию — на сей раз на Восток.

Каким образом его галерам удалось пройти через Дарданеллы и Босфор, контролируемые турками, неизвестно, однако они попали в Черное Море, а затем и в Азовское. Далее суда двинулись вверх по Дону, повторяя в обратном направлении древний путь «из варяг в греки». Затем галеры, видимо, волоком перетащили к Волге, и Колумб продолжил движение на Север. Есть основания предполагать, что зиму 1506/1507 гг. испанцы провели в Казани, однако упоминания об этом в татарских источниках крайне неясны — большинство ханских документов погибло при взятии Казани Иваном Грозным в 1552 г.

После того, как Волга очистилась от льда, экспедиция снова поплыла — теперь на северо-запад. Итак, Колумб проник в бассейн Оки, далее — в Москву-реку и, наконец, — в Сходню, которая в те времена представляла собой не жалкий ручеек, а хоть и небольшую, но вполне судоходную реку. Именно на том месте, где ныне стоит Зеленоград, экспедиция и закончилась — скорее всего, по простой и трагической причине — Колумб умер, не выдержав сурового северного климата. Возможна и другая причина: испанцы подверглись нападению местных жителей (вероятно, принявших их за татар), и их корабли получили серьезные повреждения.

Когда в 70-е годы 20-го века на территории бывшего дачного поселка началось строительство современных зданий, рабочие обнаружили остатки средневекового поселения. Вызванные ими археологи были изумлены — поселок оказался не русским, а испанским. Среди найденных предметов были две небольшие пушки, типично испанские шлемы — кабассеты, навигационные инструменты, несколько золотых дублонов конца 15 века. Кроме того, были найдены 23 могилы, хотя надгробные камни не сохранились, но несколько обломков гробов уцелело. Все похороненные в них люди были взрослыми мужчинами и по антропологическим признакам принадлежали не к славянам или тюркам, а к средиземноморским народам. Можно с высокой степенью вероятности утверждать, что один из похороненных был самим Колумбом.

Понятно, что это открытие вызвало бы огромный скандал, как в Испании, так и в Америке. Поэтому оно было засекречено, а советское правительство начало закулисные торги с правительствами этих стран. Переговоры тянулись несколько лет, и точка в них была поставлена на встрече Горбачева и Рейгана в Рейкъявике, где Михаил Сергеевич, в качестве «жеста доброй воли» согласился передать все найденные предметы испанскому правительству, чьи интересы, как союзника по НАТО, отстаивал Рейган. И дело замяли.

Однако в 1992 году во время празднования 500-летия открытия Америки, испанский посол без особой помпы приехал в Зеленоград, чтобы возложить цветы на месте смерти Колумба. Он попросил тогдашнего мэра города Алексея Ищука воспользоваться удобным случаем и хоть как-то увековечит засекреченное место, где закончилась последняя экспедиция великого мореплавателя.

Библиография:

1. Агни Йога и письма Е.И. Рерих.

2. Агни Йога. Справочник. Харьков: «Торсинг», 2002.

3. Мэнли П. Холл: предисловие «Человек, который не умирает» к изданию книги Сен-Жермена «Пресвятая Тринософия». М: «Сфера». 2002.

4. Мэнли П. Холл «Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии». Н: «Наука», 1997.

5. О. Володарская «Нераскрытая тайна Сен-Жермена». М: Эксмо, 2008.

6. И. Купер-Оукли «Граф Сен-Жермен. Тайны королей». М. Сфера, 2002 г.

7. Е. П. Блаватская «Сен-Жермен». Издание: «Сен-Жермен. Пресвятая Триносифия». М: «Сфера» 2002.

8. Марк и Элизабет Профет «Владыки Семи Лучей». Москва 2000.

9. Послания Вознесённых Владык: Сен-Жермен «Курс Алхимии», записано М. и Э. Профет

10. Марк и Элизабет Профет «Владыки и их Обители». Москва 2006.

11. Вадим Карелин «Граф Сен-Жермен» – статья в ж. «Человек без границ», № 1 – 2013 г.

12. Различные материалы из Интернета

e-max.it: your social media marketing partner