Главное меню

Мы в Facebook

Дорогие друзья!

 У вас появилась уникальная возможность купить книги Л. Семёновой «От Озириса до Деда Мороза» и «Звёздные Врата 11:11».


Подробнее...

Ваш взлет над лебедиными озерами
Причастью красоте наполнит чашу вновь,
Мешая с музыкою Вагнера любовь.

Из посвящения Поля Верлена
Людвигу II Баварскому

Содержание

Бавария

В состав германской империи Бавария – самая большая федеральная земля страны – вошла только в конце XIX века. Диалект, на котором здесь говорят, мало понятен жителям других земель. От основной массы немцев баварцы отличаются еще и тем, что они католики, а не протестанты.

 Столица Баварии – Мюнхен. Как только не называют этот город: метрополия с ласковым сердцем, столица пива и барокко, тайная столица Германии. Когда-то на месте Мюнхена стоял монастырь – само слово «Мюнхен» значит «у монахов». Потом здесь выросла крепость, потом – город. С середины XIII века Мюнхен – столица Баварии. Все другие германские земли распадались, объединялись, меняли властителей, а Баварией с завидным постоянством, больше семи веков, правила династия Виттельсбахов.

Мюнхенцы гордятся тем, как хорошо сохранился их старый город, в то время как остальные немцы говорят, что просто Мюнхен лучше всех реставрирован после войны. Большинство немецких городов возводили современные здания на месте разрушенных, а Мюнхен бережно восстанавливал свой прежний облик. Мюнхен – третий по величине город Германии, но выглядит он вполне патриархально. Нарушать исторически сложившийся ансамбль власти не разрешают, поэтому современные архитектурные чудеса вынесены на окраины.

 Здесь проходит самый известный, самый демократичный и, пожалуй, самый сумасшедший праздник Баварии – Октоберфест. А вырос он из свадьбы, когда принц Людвиг, в будущем король Баварии Людвиг I, женился на принцессе Терезе. И по этому поводу решил устроить народные гуляния. Жителям так это понравилось, что было решено устраивать такие гуляния каждый год. Октоберфест – пивной фестиваль – национальный праздник, который баварцы отмечают с большим размахом. Начинается все с шествия. Возглавляет его сидящая верхом на лошади девушка. В память о монахах, основателях города, облачена она в монашескую рясу. По главным улицам проходят горожане в костюмах разных эпох, духовые оркестры – длится парад больше часа.

Полноправные его участники – запряженные битюгами громадные повозки с пивными бочками из мюнхенских пивоварен – их везут по улицам города туда, где будет проходить главное событие Октоберфеста – Терезин луг, там их откроют, вот тогда-то все и начнется. Интересно, что в хрониках первого Октоберфеста о пиве вообще не говорится, но пиво здесь, конечно же, пили, хотя бы потому, что это национальный баварский напиток. А тогда главным развлечением были скачки, и в память об этом здесь расположен ипподром.

Больших городов в Баварии не много, в предгорье Альп их вовсе нет. Только живописные селенья, в которых есть главная площадь, несколько улиц и три-четыре тысячи жителей. Когда-то в них люди занимались сельским хозяйством, ремеслами. Но с тех пор, как утвердилась мода на горные лыжи, местные селения живут за счет туризма. Альпы – высочайшая горная цепь Европы. Она тянется на 1 200 километров, от Средиземного моря до Среднедунайской низменности, и захватывает территории семи стран. Баварцы очень любят свои горы и при любой возможности приезжают сюда, в Альпы. Зимой, понятное дело, покататься на лыжах, а летом совершают долгие пешие походы. Пешеходные тропы здесь поддерживаются в идеальном состоянии и тянутся на сотни километров.

Король (103) Луны (78) = 181 = Лебединая песня = Светящийся = Ярчайшая звезда = Программа «Сердце» = Дар любви людям = Повелитель света = Программа истока = Филермская звезда = Воители истины = Король Артур = Пламенное сердце…

  

Людвиг II Баварский

Единственно подлинный король столетия

Верлен

Рождение сына у кронпринца Максимилиана Баварского и его жены Марии 25 августа 1845 года отмечалось колокольным звоном и пушечным салютом. Младенец был назван Людвигом в честь его деда Людвига I. Через три года Людвиг I отрёкся от престола и на трон взошел Максимилиан. Юный Людвиг стал наследником престола. Через месяц родился его брат Отто. Согласно обычаю того времени оба принца воспитывались в строжайшей дисциплине и проходили интенсивный курс частного обучения. Людвиг любил уединение; Отто, наоборот, был классическим образчиком «человека света».

Мальчики без устали читают греческих и римских историков, учат языки, многие месяцы проводят в замке отца Гогеншвангау (Высокий лебединый край). Людвиг очень любил общаться с простыми крестьянами, читал запоем героические драмы Шиллера и немецкие легенды; очень рано у него проявилась и страсть к театру, архитектуре и музыке. Его восхищали истории о короле Франции Людовике XIV – короле – солнце, которые рассказывала ему французская гувернантка. Приглашая великого сказочника Андерсена для постановки сказок, родители будущего короля Баварии даже не догадывались, как приятно будет его общество их маленькому сыну. В Андерсене он нашел родную душу – такого же, как он мечтателя. Самые счастливые дни его детства прошли в замке Гогеншвангау на озере в Баварских Альпах, в 82 км на северо-запад от Мюнхена.

Замок Гогеншвангау

С историей этого замка, ведущей отсчет с конца XII века, связаны несколько легенд. Миннезингер Вольфрам фон Эшенбах писал о скрытом от всех смертных замке в Альпах по имени Монсальват, где будто бы хранится Чаша Грааля – священный сосуд, содержащий несколько капель крови Христа. Мечтал ее добыть и английский король Ричард Львиное Сердце, и многие вельможи и рыцари. Гогеншвангау был в средние века центром миннезингеров. Прослеживается параллель между ересью катаров и Парсифалем, отцом Лоэнгрина, хранившим по преданию Чашу Грааля. И вот в этом своеобразном сказочном вертепе, в обстановке мистико-героической драмы, высоко в горах и воспитывается Людвиг. Не секрет, что немцы-южане куда романтичнее своих соплеменников, прямолинейных и суровых северян – пруссаков, саксонцев… Днем принц спал, а ночью отправлялся высоко в горы (очень часто на лошади), где при свете луны декламировал любимого Шиллера. Посещения театра – святая святых для всех баварцев – оставили неизгладимый след в душе юноши. Там он впервые познакомился с операми Рихарда Вагнера, возможно, потому он хотел быть настоящим рыцарем и миннезингером на троне.

Подвиги и приключения, столкновения с опасностью и стремление защитить идеалы, которыми жили герои легенд, постепенно заполняли его мечты и в конечном итоге определили сам смысл его существования. Увлечение Шиллером завершило его формирование как романтического энтузиаста. Но мир Людвига существовал, в основном, в его внутренней жизни и не находил подтверждения в реальности. Своими мечтами и устремлениями он очень рано обрёк себя на одиночество. Но сама судьба, казалась, позаботилась о нём. 2 февраля 1861 года Людвиг пережил небывалое потрясение. Он присутствовал на премьере оперы Вагнера «Лоэнгрин». В совершенно новой музыкальной композиции в детально разработанной Вагнером теме увидел он воплощенными свои романтические мечты и с тех пор приобретал все произведения и публикации композитора, которые только мог достать. Он был уже не одинок, и жизнь вновь обрела смысл.

 10 марта 1864 года умер Максимилиан II. В 18 лет Людвиг стал королем Баварии. К тому времени он еще не закончил обучение, практически не сталкивался с миром за пределами замка, в котором жил, и вообще, не был посвящен в политику и интриги двора своего отца: тот не считал нужным уделять этому внимание. Однако, вопреки ожиданиям, молодой король очень серьёзно отнесся к своим обязанностям, и целиком посвятил себя управлению. Восшествие 18-летнего принца на престол было воспринято народом с воодушевлением. Он покорил всех какой-то особой статью. «Настоящий король» – говорили подданные молодого венценосца. В этот начальный и, очевидно, самый светлый период правления молодого монарха народное мнение о нем, как о человеке простом и великодушном с низшими и знающем истинную цену озолотившимся вельможам, сформировалось прочно и надолго. Двадцать два года Людвиг был на баварском троне. И ничто не могло поколебать этого убеждения. Но вот придворных, привыкших в последние годы (у Максимилиана была сильнейшая депрессия) управлять государством, уверенный тон и поведение Людвига неприятно поразили.

 Вдохновленный величием и священным значением своего положения, в первые годы своего правления Людвиг пытался воплотить идеальное представление о королевстве искусства и культуры. Дом Виттельсбахов всегда уделял культуре больше внимания, чем завоеваниям, власти или суверенитету. Одним из первых приказов, отданных им своему придворному секретарю, было поручение найти и доставить в Мюнхен Вагнера. 4 мая 1864 года композитор, испытывавший в то время крайние материальные затруднения, впервые предстал перед своим покровителем. С этого момента Вагнер наконец-то получил гарантированную возможность творить и уверенность, что его произведения будут сохранены для потомков. А в тот памятный вечер он написал своему другу доктору Уилли: «Ты знаешь, меня призвал к себе молодой король. Сегодня я был доставлен к нему. К сожалению, это человек настолько блестящий и благородный, настолько величественный и душевный, что, боюсь, его жизнь, подобная чистейшему потоку, исчезнет в грубости нашего мира… Мое счастье столь велико, что я буквально раздавлен им; лишь бы только он жил; он просто невиданное чудо!»

Зародившаяся между Людовиком и Вагнером дружба стала плодотворной для каждого из них. Освобождённый от материальных проблем, композитор смог целиком посвятить себя тому, что сейчас мы знаем, как немецкую героическую оперу. А молодой король с головой ушел в планы создания в Мюнхене Немецкой музыкальной школы и строительство принципиально нового здания для оперы. Но этим планам не суждено было сбыться.

В своей одержимости любимой идеей король не замечал, как мрачнеют лица его сановников. В окружении монарха появилась личность, вызывавшая общую ненависть, – Вагнер. А ненавистен он был за то, что сделался другом короля, имел на него огромное влияние и к тому же получал весьма солидное ежемесячное вознаграждение.

Король был потрясен. Рушились его мечты. Город бюргеров сделал свой выбор. Если бы он начал с модернизации армии, закупки оружия, строительства фортификационных сооружений, с войны, в конце концов, никому бы и в голову не пришло упрекать его в тратах. Глубоко оскорбленный и замкнувшийся Людвиг продолжал защищать Вагнера с истинно королевской непреклонностью. Он не струсил, не стал заигрывать с толпой, не поспешил – на что и рассчитывали – избавиться от композитора, дабы помириться с народом. Напротив, король убеждал Вагнера, что ни в коем случае нельзя сдаться на милость обывателя и отменять давно намеченной премьеры «Тристана и Изольды».

В начале июня того же года, казалось, вся европейская знать и музыкальная элита собрались на премьеру «Тристана и Изольды». Представители прессы не исключали провала – все знали, что враждебная демонстрация во время спектакля подготовлена основательно. Но ничто не могло противостоять шквалу восторга, стоило лишь закрыться занавесу. Принцессы всех королевских домов Европы, забыв этикет, восторженно аплодировали. Мужчины, поднявшись с мест, кричали, требуя автора на сцену. Это был триумф. На долю Людвига также выпали счастливые мгновения. Всей Европе была известна его роль в судьбе композитора. «Можно не сомневаться, – писала в те дни парижская пресса, – что этот молодой король заставит о себе говорить. Король, который не чуждается высочайших проблем искусства, – явление редкое в истории».

…Между тем враги Вагнера не сложили оружия. Резко негативное отношение к «революционному» Вагнеру в Мюнхене и категорическое неприятие правительством и жителями города всего, что было связано с его именем, вынудило Вагнера покинуть город, т.к. он был не в силах оставаться в постоянно враждебной обстановке. …В холодное декабрьское утро Вагнер уехал в Швейцарию в специальном предоставленном ему Людвигом поезде. Сохранилось прощальное письмо короля музыканту: «Нельзя выразить словами ту боль, которая раздирает теперь мое сердце. За наши идеалы нужно вести постоянную борьбу. Будем часто и много писать, прошу вас об этом! Мы ведь знаем друг друга и не нарушим дружеских отношений, которые нас связывают. Во имя вашего покоя должен был я поступить так, как поступил». Королю и композитору не пришлось больше увидеться, хотя Людвиг до самой смерти Вагнера поддерживал его материально. Узнав о смерти композитора в Венеции 13 февраля 1883 года, Людвиг заявил: «Тело Вагнера принадлежит мне» – и приказал перевезти его в Байрейт для захоронения. «Именно я первым признал художника, которого сегодня оплакивает весь мир, – объявил он, – и именно я спас его для мира».

Несмотря на удаленность от Мюнхена, куда король наезжал редко, не осталось ни малейших свидетельств того, что он пренебрегал своими королевскими обязанностями. Многие его современники считали, что Людвиг мог бы стать прекрасным политиком, если бы она не внушала ему такого непреодолимого отвращения. Интриги, бряцание оружием, заключение тайных альянсов – вся эта возня имела в его глазах один весьма существенный недостаток – она была скучна.

Начавшаяся в 1866 году франко-прусская война поневоле подвигла его к активности на политической арене. Перед баварским королем встал вопрос: чью сторону принять. Ведь от Пруссии, пусть и близкой по крови, всегда шла угроза суверенитету Баварии, но национальное чувство возобладало – Людвиг понимал, что лишь объединенными силами немцы могли добыть победу. Бавария поддержала Пруссию, объявив о всеобщей мобилизации. Хотя, надо сказать, Людвиг на редкость прозорливо определил роль своего государства в будущем политическом раскладе. Гордый потомок древнего рода Виттельсбахов предчувствовал (так оно, впрочем, и случилось), что общую победу Пруссия отберет себе. И потому вести о военных успехах его не радовали…

Нойшванштайн

Летом 1867 года он инкогнито побывал во Франции и, наконец, увидев Версаль, решил строить у себя на родине такие же великолепные дворцы. К тридцати годам Людвиг окончательно замкнулся в себе. Теперь только по ночам, когда его никто не видел, он путешествовал по своей любимой горной стране. За эту таинственность народ и прозвал его «сказочным королем». Словно оправдывая прозвище, Людвиг все больше отгораживался от реальности. С этого момента начинается история Замка, его замка, «Замка Мечты».

Три района Альп вздыбливаются строительной лихорадкой. Заказанные Людвигом проекты замков то принимались, то браковались. Замок Геремхимзее, например, перестраивался и достраивался неоднократно, бесконечно украшаясь различными предметами все большей стоимости. Возле другого, похожего на сказочный ларец, замка Линдерхоф, роскошью которого Людвиг думал перещеголять Версаль, начали возводить дворец в китайском стиле.

Замок Линдерхоф

Замок Линдерхоф самый маленький из замков Людвига и единственный, который был достроен до конца. Придворный директор сада Карл фон Эффнер придал ему геометрически правильный вид во французском стиле. Сад представляет собой беспрерывное окружение замка. В нем находятся красивейшие фонтаны, тенистые изгороди и прекрасные позолоченные статуи. Общая площадь сада более 500 000 квадратных метров. В парке утроен искусственный каменный грот. Золотой лодкой на искусственном озере король управлял сам. Пестрые осветительные эффекты радовали его душу. Здесь король обретал покой и гармонию с миром. Помимо всего этого появлялись и другие дворцы, павильоны, гроты, охотничьи домики – и все это громадной стоимости. А еще король запрашивает ученых, нельзя ли как-нибудь устроить в Баварии искусственный вулкан. Мечтал он также и о летательном аппарате. Видимо, предчувствуя близкий конец, Людвиг хотел создать что-то необычайное, уносящееся ввысь…

Правительство, испуганное таким ходом событий, в конце концов, потребовало у врачей медицинского заключения о здоровье короля. На его основании в июне 1886 года Людвига II Баварского признали сумасшедшим. 13 июня – в 1886 году это был день Троицы – 41-летний король не вернулся с вечерней прогулки, на которую отправился вместе с психиатром Бернгардом фон Гудденом. Обстоятельств его смерти не знает никто. Любимый «полумрак возвышенного горного одиночества» для Людвига закончился. Канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк сказал о Людвиге: «Он дал судьбе сокрушить себя». А императрица Елизавета Австрийская, пожалуй, единственный настоящий друг Людовика, с грустью заметила: «Король не был сумасшедшим, он был просто чудаком, живущим в мире грез…»

Елизавета Австрийская

В книге «Die letzten Tage Konig Ludwig II», вышедшей в Германии вскоре после гибели короля, читаем: «Сущность дела покрыта мраком неизвестности. Искал ли несчастный монарх освобождения от смерти или хотел бежать? Ничего неизвестно. Таков был конец человеческой жизни, который поразил весь мир; конец человека так богато одаренного. В старом фолианте предсказателя Нострадамуса говорилось, что на тот год, когда великая пятница будет на св. Георгия, Пасха на св. Марка, а праздник Тела Христова на св. Иоанна (все, что совпало с 1886 годом), нужно ожидать большого горя. И точно: еще не прошли все вышеупомянутые праздники, как предсказание Нострадамуса сбылось».

Одни склонялись к версии о самоубийстве короля – он и сам говорил об этом неоднократно. Другие, и их было большинство, думали иначе, объясняя ссадины на лице Гуддена тем, что Людвиг сопротивлялся, мешая доктору привести приговор над собой в исполнение. Но тем не менее все выдвигавшиеся версии, так или иначе, оказывались бездоказательными, и, видимо, правы были современники, писавшие: «Смерть Людвига покрыта тайной еще более непроницаемой, чем его жизнь».

Боязнь народных волнений заставила перевезти тело Людвига в Мюнхен ночью. Однако все улицы и площади, ведущие к королевскому замку, оказались запруженными народом. Двое суток баварцы нескончаемой чередой шли мимо гроба, поставленного на тройной катафалк и занимавшего почти вертикальное положение. Зная, что король не любил военной формы, его одели в черный бархатный костюм с белой кружевной фрезой у шеи и рук и бриллиантовой цепью на груди. Одна его рука опиралась на рукоятку меча, другая прижимала к груди маленький букет жасмина. Это величественное и несколько театральное одеяние, наверное, пришлось бы королю по душе. Когда гроб его вставили в саркофаг, был дан сигнал народу, который стоял на коленях вокруг церкви, молиться за душу несчастного. И вот, когда прогремел пушечный выстрел, тихая погода, стоявшая с утра, сменилась ураганом. Раскаты грома заглушали пушечную канонаду и колокольный звон, шквальный ветер уродовал крыши, куски черепицы, как листья, носились в воздухе. Сама природа возмутилась людской несправедливостью.

…У грандиозного темно-серого саркофага из мрамора по сей день негасимо горят свечи. Живые цветы, лежащие здесь всегда, дважды в год – в день рождения короля и в день его смерти – заменяются огромным количеством венков и цветочными корзинами. Для тех, кто задумает сегодня посетить церковь Michael-Kirche со склепом династии Виттельсбахов, будет совершенно ясна степень поклонения баварцев своему «королю-романтику». И тут вопрос, заслуживают ли деяния этого правителя такой памяти и такой любви, останется далеко в стороне.

Прогулки Людвига II
в зимних горах

Мне хочется привести несколько строк из работы Алексея Широпаева «Немецкая сказка» – очень интересное мнение, человека мыслящего и чувствующего: «Я шел к замку и думал, что эта дорога, ели и каменные уступы, наверное, помнят короля Людвига, вечного хозяина этих мест… У подножия замка, как вражий лагерь, раскинулся пестрый городок сувенирных лавок и пивных точек. Имея запас времени, я, в ожидании спутников, пил пиво, созерцая замок, вздымавшийся передо мной, подобно мраморному утесу – обитель того, кто всю свою жизнь превратил в служение великому рыцарскому мифу. И думал, что этот полюс неотмирности стал сегодня одним из самых суетных мест на земле – век денег и электричества и сегодня продолжает войну с последним королем Европы, равно как и он – с ним.

Есть в Людвиге что-то от нашего Павла I, которого Наполеон назвал последним рыцарем Европы. Вспомним, как раздражало толпу мальтийское посвящение Павла, как шокировали ее рыцарские мистерии, совершаемые императором летними ночами в Павловске. Такое же неприятие со стороны черни вызвала и дружба Людвига с Вагнером, и начатое королем строительство фантастического бурга. Романтика вызова веку роднит и связывает Михайловский замок и Нойшванштайн. И Павел, и Людвиг стремились воплотить древний архетип короля-священника, и оба стали жертвами измены, подлого заговора «последних людей»…

В покоях замка становится особенно понятно, что Нойшванштайн создавался не для проживания, а для служения. Это замок-храм, возведенный во славу арийского духа. Не он ли вдохновил Гиммлера на создание орденских замков СС? Нойшванштайн-Вевельсбург… Череда покоев, через которые мы следовали – это запечатленная мистерия обретения Святого Грааля – Чаши Божественной Крови, понимаемой еще и как символ расовой чистоты. Богатые, можно сказать, избыточно украшенные интерьеры, расписанные сценами из древнегерманских саг, пребывают в сокровенном природном единстве с окружающим миром, открывающимся из узких стрельчатых окон: будто высвеченные изнутри снеговые пики, долины далеко внизу с пятнами деревень и перелесков, серая гладь озера Альпзее, мост, как бы сотканный из стальных кружев, переброшенный через пропасть Пеллат, рассеченную узким клинком тугого водопада… И еще меня поразила русская стилистика орнамента, украшающего стены и потолки многих покоев: столь знакомая нам волшебная плетенка линий с диковинными птицами и цветами. «Тут Русью пахнет», – то и дело повторял я. Нойшванштайн – это явленный архетип Руси, той, нашей исконной, еще не тронутой чумой татарщины, свободной от рептильных евразийских трактовок…

Уезжали в спешке – часть нашей группы, улетавшая в Россию рано утром, рвалась посетить мюнхенские универмаги. Обернувшись, я в последний раз посмотрел вверх, на замок, который, который, как белый воздушный фрегат, отлетал в уже потемневшее небо. Вновь замелькали придорожные ели, потянулись столь привычные русскому глазу белые плоскости, а из динамиков автобусной трансляции мерно изливался «Тангейзер». Подмосковье плюс Вагнер… Подмосковье плюс Гитлер… Вагнер плюс танки… Танки плюс замки… Большой плюс с загнутыми концами».

Людвиг (67) Баварский (77) = 144 = Светоносец = Мы зажигаем свет = Истинное Я…

Единственно подлинный (261) король столетия (240) = 501 = Зажечь свет для других, чтобы видеть в тумане = Галактическая команда «Одиннадцать : Одиннадцать»

Невиданное чудо = 159 = Единение Неба и Земли = Путь сердца = У истока любви

Сказочный король = 240 = Король столетия = Бессмертный человек = Здесь живёт страсть

Замок мечты = 146 = Асгард Даарийский (столица Гипербореи) = Луна в Солнце = Врата истины = Энергии Земли = Получен код…

Нойшванштайн = 160 = Я Есмь дверь = Высоко в горах = Двери сознания = Око ночи – Луна = Мыс Феолент…

Замок мечты – Нойшванштайн = 306 = Солнце и Луна в наших руках = Гениальность в чистом виде = Войти в вечность Жизни и света = Я проведу тебя по вершинам…

Замок – храм = 108 = Богородск = Образ души = Тайна любви…

  

Застывшая музыка – лебединая песня Короля

Знаменитая римская Виа Клаудиа – дорога, более полутора тысяч лет назад соединившая Рим с нынешней Германией, – находилась под защитой нескольких цитаделей. Построенных вдоль неё. Место расположения двух из них, уже превратившихся в руины, и послужило основой для будущего замка Нойшванштайн (Новая лебединая скала).

По распоряжению Людвига к месту строительства была проложена дорога, подведена вода, и 5 сентября 1869 года король собственноручно заложил первый камень в основание будущего замка. Людвиг осуществлял непосредственный контроль за строительством на всем его протяжении. Были приглашены лучшие архитекторы и художники, на чьи плечи легла непростая задача воплощения идей короля. Надо отдать им должное: справились они с этим достойно. В 1869-1873 годах были возведены и полностью отделаны ворота замка с прилегающими постройками. С 1873 года работы велись в основной, так называемой, «дворцовой» части, которая была завершена к 1883 году. А в 1884 году Людвиг II мог жить в королевских апартаментах замка, в то время, как работы в других его частях ещё продолжались. Король успел пожить в замке только 172 дня.

Общая стоимость строительства составила 6 180 047 марок золотом. К чести Людвига, ни единого пфеннига не было взято из баварской казны – все затраты плачивались личными средствами короля и дома Виттельсбахов. Когда эти средства были исчерпаны, Людвиг занимал деньги в других государствах. Часть долгов была возвращена уже после его смерти его родными.

Парящий в вышине сказочный дворец
(1008 м над уровнем моря)

Строительство потребовало не только огромных денежных вложений, но и прекрасной организации. Сегодня уже сложно представить разнообразие проблем, которые приходилось решать, сложно представить объем материалов, использованных при создании замка. К примеру, за один только 1872 год было израсходовано более 450 тонн цемента, а ещё известь, известняк, мрамор, кирпич, дерево… Все это должно было иметь высочайшее качество (непререкаемое требование короля) и доставляться из разных городов. Непосредственно на строительстве одновременно работало более 200 человек, а сколько ещё было занято во вспомогательных работах – этого учесть невозможно.

Нойшванштайн поражает прежде всего высочайшим качеством проделанной работы. Все – от проекта замка, с филигранной точностью «вписанного» в окружающий ландшафт, до замка на двери, сделанного по специальному заказу и имеющего кроме утилитарного еще и символическое значение, – уникально и доведено до совершенства. Это неудивительно, ведь только ореховый балдахин над ложем короля 14 мастеров вырезали полтора года. Каждый элемент росписи стен – отдельное произведение искусства, выполненное лучшими немецкими художниками. Каждое помещение несет свою смысловую нагрузку, в росписи его стен отражается одна из рыцарских легенд, вдохновлявших создателя замка.

Стиль, в котором возведен Нойшванштайн, принято называть романско-романтическим. Король требовал от Кристиана Янга, работавшего над проектом замка, прежде всего архитектурной живописности. И это вполне удалось осуществить, несмотря на то, что центральная башня так и осталась незаконченной. Нойшванштайн не был закончен в том виде, как это предполагалось вначале, т.к. таинственная смерть короля оборвала строительство. Весь второй этаж и запланированное «рыцарское» помещение на первом остались незавершенными. Уже через полтора месяца после смерти короля замок был открыт, как музей.

 Кристиан Янг был мюнхенским театральным художником, поэтому многие пишут и говорят о сходстве замка с театральной декорацией. Но ни фотографии, ни восторженные описания очевидцев не в состоянии передать то, чувство, которое охватывает душу странника, когда перед его глазами возникает... чудо. Глядя на этот замок, создается ощущение, что вы попали в сказку, в иллюзию. Кажется, что все вокруг: и романтичная застывшая, как на полотне безымянного художника, красота заснеженных Альп, и сам, словно выписанный талантливой рукой живописца, сказочный замок, все переносит нас в стародавние времена, времена, когда запросто соседствовали рыцари и волшебники, когда на защиту добра и справедливости приходили братья святого Грааля, в те далекие времена Лоэнгрина – сказочного Короля-Лебедя.

Жаль, что врачи, поставившие Людвигу II диагноз «шизофрения», даже без предварительного осмотра, не потрудились навестить сказочного короля в его любимом замке. Возможно, увидев ледяную синь Альпзее и черно-белое величие Альп, лебединый уголок и зимний сад, они не только признали бы Людвига вполне нормальным, но и сами поверили бы в реальность Лоэнгрина. Внешняя пышность убранства не заслоняет души Нойшванштайна, романтичной и грустной. Людвигу, который по большому счету всю жизнь так и оставался мечтательным ребенком, удалось практически невозможное: создать место, где волшебный мир кажется реальным, а прозаическая и суровая действительность остается где-то очень и очень далеко.

 Не случайно именно образ замка Нойшванштан использовал Уолт Дисней в своем знаменитом мультфильме «Спящая красавица». Ведь в детстве каждый из нас строит такие волшебные замки, и как чудесно, что, благодаря сказочному королю, этому спящему принцу, мы можем вновь поверить в детские мечты...

В этой истории есть еще одно, совершенно фантастическое совпадение. В 1877 году в Большом театре прошла первая постановка балета Чайковского «Лебединое озеро» (говорят, что Чайковский написал своё «Лебединое озеро» под впечатлением от посещения Нойшванштайна), в которой главный герой погибает в озерных водах. Чайковский указал точное место произошедшего – Бавария и его символ – прекрасный, но трагический лебедь. До смерти Людвига, которого молва нарекла Королем-Лебедем, оставалось почти десять лет...

А замок живет! Окутанный облаками, овеянный легендами нас манят и манят к себе те далекие, полузабытые тайны его былых обитателей... И мы не устаем вновь и вновь восхищаться величественной красотой гордо парящего в небе каменного лебедя!

Ежегодно в замке бывает около миллиона туристов, и он занимает второе место по посещаемости после Эйфелевой башни. Сейчас составляется список новых семи чудес света нашего времени и Нойшванштиайн один из первых в этом списке. К замку можно попасть тремя способами: пешком, на конной повозке или на автобусе по горному серпантину. В любом случае, чтобы попасть в замок, нужно перейти мостик Марии над ущельем Пеллат. Первоначально деревянный, заменённый с началом строительства замка на металлическую конструкцию, мостик получил своё название в честь матери короля, королевы Марии, принцессы Прусской. Мост натянут на высоте 92 метра над 45-метровым водопадом.

Но самой большой загадкой Нойшванштайна по-прежнему остается «лебединый мотив» – именно так с легкой руки журналистов называют сейчас не понятую современниками любовь Людвига II к этому образу. Даже само название замка «Нойшванштайн» – дословно «Новая лебединая скала» – говорит о том же. А в самом замке поражает не столько количество всевозможных изображений лебедей, сколько удивительные любовь и внимание, с которыми каждое из них сделано. Нет сомнений, что для Людвига лебедь имел особенное значение. Известна даже причина этого – Людвиг не скрывал своего восхищения образом Лоэнгрина, легендарного рыцаря-лебедя.

Нарушена справедливость, и прекрасная Эльза может пострадать от несправедливого обвинения. Ее обидчик торжествует, ведь по правилам он может быть наказан, только если найдется рыцарь, готовый вступиться за честь дамы и победить его в бою. А это вряд ли произойдет: все в округе знают силу обидчика и его умение владеть мечом. Тем не менее, турнир назначен, но никто не осмеливается защитить Эльзу: это сулит верную смерть. И в тот момент, когда надежда уже почти потеряна, собравшиеся на турнир зрители вдруг слышат таинственный мелодичный звон. Обернувшись к реке, они видят прекрасного лебедя, который везет по реке лодку. В лодке спит красивый юноша. Он просыпается, выходит на берег и на все вопросы отвечает лишь, что здесь нарушена справедливость, и он должен ее восстановить, сразившись с обидчиком Эльзы. Несмотря на отговоры юноша вызывает обидчика на бой и побеждает его.

Возникшая между ним и Эльзой любовь приводит к вызвавшей всеобщее ликование свадьбе и решению остаться. Единственное условие, которое таинственный спаситель ставит Эльзе, заключается в том, что она никогда не должна спрашивать о его имени и происхождении. Вначале это не является препятствием, но злые языки подогревают любопытство, и вскоре Эльза не выдерживает и просит своего мужа все объяснить. И тогда он рассказывает, что его зовут Лоэнгрин, что он сын Парсифаля и состоит в братстве Короля Артура, которое не исчезло, а просто удалилось в не доступные для других места. Из года в год благородные рыцари наблюдают за тем, что происходит на земле. И если где-то нарушены основные законы добра и справедливости, посылают своего гонца, который должен, во что бы то ни стало, восстановить порядок. Одним из таких гонцов был и Лоэнгрин. Но, согласно правилам, он мог оставаться в миру только до тех пор, пока его имя и происхождение были неизвестны. И поэтому сейчас Лоэнгрин должен вернуться назад. Со стороны реки слышится звон колокольчиков, появляется лебедь, который забирает Лоэнгрина и увозит вверх по течению.

 Это старинная немецкая легенда привлекала многих поэтов. В первоначальном, сказочном, варианте Лоэнгрин прилетает в образе лебедя, и лишь в анонимном стихотворном романе ХIII века приплывает в запряженной лебедем ладье. Вольфрам фон Эшенбах включил этот образ в свой роман о святом Граале, сделав Лоэнгрина сыном Парсифаля. На основе этой старинной легенды в 1848 году Рихард Вагнер создал оперу "Лоэнгрин". Романтик по натуре, Людвиг мечтал о возвращении Лоэнгрина и верил в то, что это может произойти. И не просто верил, а старался быть достойным встречи и создать замок, который сможет принять Короля – Лебедя. На одинокой скале, высоко над озером Альпзее и низвергающимися водами ущелья Пеллата, близ деревушки Швангау был воздвигнут замок в стиле рыцарской крепости – Нойшванштайн – новый каменный лебедь.

А если легенда все-таки останется легендой, то Нойшванштайн сможет рассказать о ней другим, ведь кто знает, о чем думают сейчас вот эти туристы перед картиной Лоэнгрина? Кто-то, наверное, о ее стоимости. А кто-то, быть может, точно так же мечтает о возвращении Лоэнгрина. А если так, то отнюдь не сумасшедшим был король Баварии!

Застывшая музыка (227) замка = 264 = Матрица Солнца и Луны = Раздвинуть рамки материи = Солнце – сердце + Луна – мозг = Это начало нового круга

Лебединая песня (181) Короля = 289 = Стать прекрасным лебедем = Отражение – сказочный замок = Сияющее одеяние Славы = Тайна идеального отражения = Переход на новый уровень = Завершение – подарок судьбы = Отражение – восстановитель = Завершение – дошла до Первообраза

Застывшая музыка – лебединая песня Короля = 516 = Золотой диск Солнца + серебряный диск Луны = Отражение – снять маску тьмы с лика Солнца

Застывшая музыка замка – лебединая песня Короля = 553 = ((МАСКА)) = Балансировка между двумя крайностями – Солнце – Луна = Когда день и ночь сошлись начался новый круг

Снять маску Короля = 290 = Маска с лица Солнца снята = Божественная личность = Видеть в зеркале Золотого Ангела = Выход из матрицы материи = Отражённая Первопричина = Приговорённый к величию = Человек, повернись лицом = Что дороже золота? – Серебро

Снять маску с Короля = 309 = В 2008-ом = В 2012-ом = Видеть собственное отражение = Единственный из тысячи = Изменение программы смерти = Я вершитель истории мира

Король – Лебедь = 163 = Каменный лебедь = Маска матрицы = Мировой символ = Узел Вечности = Узел вселенский = Мысль любви = Связь с Богом = Присутствие = Столпы света = Тайна сокрыта

Лебединый замок = 149 = Парящий в небе = Великий дар любви = Вселенский лик = Домик в Чернево = Единое сознание = На Источнике = Цветы на скале = Чт «Звезда»?

Сказочный (137) король – лебедь (163) = 300 = ((БОГ))

Парящий в небе (149) каменный лебедь (163) = 312 = Видеть идеальные отражения = Войти в сходную матрицу = Чистое отражение матрицы = Завершение – вхождение в точку Х = Как войти в страну Зазеркалья = Начать выполнять План Б = Образовать световое кольцо = Отражение – равновесие красоты = Сравнялись Луна и Солнце = Сущность бессмертия = Увидеть невидимое через алфавит

Парящий в небе (149) Лебединый замок (149) = 298 = Акцент на код «Замковый камень» = Идеальное отражение Сириуса = Мост между Духом и Материей = Открытое сердце галактики = Петь Песнь Любви Творца = Полная синхронизация = Родовое поместье в Чернево = Связь с моим прошлым = Указать дверь и дать ключ

Замковый камень (171) – замок = 223 = В моих руках ключ = Камень вложен в центр = Открытие Врат Духа = Новая жизненная сила = Открыть дорогу = Последняя пробка = Разрубить узел тайн

Замковый камень – сказочный замок = 360

Замковый камень – замок Нойшванштайн = 383 = Зеркало – 308 = Центр – ((БОГ)) = Вернуться в исходное положение = Диски Солнца и Луны соединились = Золотой свет от Золотого Солнца = Мы обнажили внутреннюю суть = Мы смогли дотянуться до звёзд = Открыть Звёздные Врата Вечности = Последние врата – это центр Галактики = Провести энергии синхронизации

Новая лебединая скала = 205 = Верхняя точка = Гора моя – чудо Ваше (Мория) = Игра продолжается = Мистический узел = Конечный выход = Острова Блаженных = Увидеть лик Софии = Шестой уровень = Я вижу Матерь Мира

Лебединая скала = 137 = Сказочный = Тайнопись = Брюссель = Вечный свет…

Сказочный замок = 189 = Крылатый храм = Двери бессмертия = Высший замысел = Войти в Западные Врата = Войти в Звёздные Врата = Вхождение в точку = Главное дело всей жизни = Гордиумский узел = Дошла до Первообраза = Осевой туннель = Подарок от Мории = Подарок судьбы = Тройной ключ = Шестой слой ДНК

Главное дело всей жизни Людвига = 257 = Чт 141? = Если веришь, сказка оживёт = Духовное слово – мысль = Занятия будут на вершине горы = Тайная жизнь моего Духа = Место начала нового круга = око космического свода = Очень сильный канал = Самое главное – работа мысли = Свет, творящий миры = Человек с крыльями

Главное дело всей жизни Людвига Баварского = 349 (264 + 85) = Чт 2337 = Застывшая музыка замка (264) – мысли (85) = Замковый камень Всемирного храма (см. замок – храм0 = Наша задача – зеркальные отражения = Идеальное отражение – Лебединый замок = Идеальное отражение – Парящий в небе = Посылать свет туда, где он нужен

Лоэнгрин = 122 = Рихард Вагнер = Вершина мира = Магия любви = освобождение = Понтифик = Сеть света = Я это Бог

Сказочный Король – Лебедь – Лоэнгрин = 422 = Чт 306? = ((ВРАТА)) = Видеть Первообразы в идеальном отражении = Будда, Иисус, Мухаммед соединённые вместе = Достичь идеального соответствия = Каждый играет свою роль в плане космоса = Чт «отражение – тайны Лебединого замка»?

Рыцарь (118) Лоэнгрин (122) = 240 = Сказочный король = Король столетия…

Попасть в сказку = 195 = Будхический план (план Любви – 6-й уровень) = Величайшая мечта = Войти в Вечность = Досье на Вознесение = Звёздная память = Матрица Первообраза = На нулевой отметке = Люнажить истину = Планетарный узел = Программа в Чернево = Суть Гордиева узла = Тайна бессмертия = Тьма стала светом = Хранитель маяка

Лебединый мотив = 160 = Нойшванштайн = Высоко в горах = Я Есмь дверь

Лебединое озеро = 144 = Людвиг Баварский (см предвидение Чайковский)

Тайны Лебединого замка = 206 = Мёртвое воскресло = Соединение с Духом = Тайна жизни моего Духа = Звёздное семя на Земле = Солнечная ось = Король – Абсолют = Я Есмь Первообраз = Хранить свет мира = Полная гармония = Все мы в одной команде

Тайны Лебединого замка

«Когда нас уже не будет на свете,
наши произведения не перестанут
вдохновлять далеких потомков»

из письма Людвига Вагнеру

 Среди заснеженных вершин баварских Альп стоит сбывшаяся наяву фантазия, замок-сказка – Нойшванштайн. Дворец – сказка, он повергает в шок, он возносится в небо… – отзывы разных людей, люди разные, а восторг от встречи с этим чудом один. Я познакомилась с очень большим количеством материалов по замку и никто, из побывавших там, не остался равнодушным. И все говорят об одном: «Это надо увидеть самому, невозможно ни описать, ни передать своих впечатлений». Говорят, что с каждым замок говорит лично, что каждый уходит из него другим. Говорят, что замок дотрагивается до сердца и оно раскрывается… Наверное так всегда бывает в сказке. Сказку, о которой мы сейчас говорим, сотворили человеческие руки и человеческое сердце. В молитве Франциска Азисского есть слова: «Господи сделай руки мои орудием мира». Волшебные руки, сотворившие это чудо были орудиями мира, и теперь весь мир приезжает сюда, чтобы отдать дань красоте и прикоснуться к сказке, Сбывшейся Сказке.

Давайте войдём в сказку и пройдём по залам, может быть, мы почувствуем присутствие хозяина этих покоев – Сказочного Короля-Лебедя. Каждый зал замка – это гимн героям германских легенд и операм Вагнера. Фрески столовой иллюстрируют легенду о Тангейзере, росписи спальни – Тристане и Изольде, кабинет – Лоэнгрине, зал певцов – Персифале. При этом всё здание было оснащено передовой для того времени системой отопления. Бесконечные залы и комнаты, которых более 360, просто подавляют своим великолепием. Все мечты молодого короля воплотились в этом дворце столь гениально, что добавить что-либо к уже осуществленному кажется просто излишним. Людвиг должен был уйти, покинуть сцену, как актёр, блистательно отыгравший спектакль, но сердце его живёт здесь. Удивительный «замок мечты» он захватывает в свой романтический плен каждого, кто переступил его порог – переступим и мы.

Зал певцов

У каждого человека есть сердце, физический и духовный центр, и у Нойшванштайна тоже есть свое сердце, свой центр, где сосредоточено самое важное, – это так называемый Зал певцов, Singers’ Hall. Это не просто самый большой, высокий и богато убранный зал. Здесь непроизвольно хочется смотреть одновременно вверх и вглубь. Вверх, чтобы рассмотреть бесчисленные детали росписей, посвященных главному герою этого зала – Парсифалю. Вглубь себя самого, потому что чем больше видишь и понимаешь, тем больше находишь параллелей с легендой в себе самом.

Парсифаль – сын знатного рыцаря Гамурета, прославившего себя доблестью и благородством, но погибшего в бою. Его супруга Герцелойда дала себе слово, что их сын никогда не станет рыцарем, дабы не повторить трагическую судьбу отца… Она поселилась в глухом лесу и попыталась оградить сына от всех трудностей и опасностей мира реального. Маленький сын Гамурета вел беззаботную жизнь и должен был поверить, что именно с этим спокойным и безобидным миром, связана его судьба. Но неужели возможно заглушить голос собственного предназначения?

 На одной из стен изображен момент неожиданной встречи Парсифаля с двумя рыцарями, случайно проезжавшими через лес. До чего же странными показались они ему! Одетые в смешные блестящие доспехи, они вели разговор на непонятную тему… Но вместе с тем в них было что-то удивительно знакомое, что-то необъяснимое и влекущее. И в то время, когда его разум отказывался признать саму возможность существования увиденных им рыцарей, сердце подсказало, что он наконец-то нашел то, что так долго искал. И Парсифаль доверился знанию сердца, гораздо более сильному, чем просто предчувствие. Эта встреча – лишь небольшой эпизод легенды; главному герою еще предстоит пройти через победы и разочарования, и значительные.

 Однако, как говорит легенда, и вторят ей картины на стенах Зала певцов, мало просто узнать свой путь. Недостаточно даже решиться идти к цели, вместо того чтобы плыть по течению жизни. Эту решимость еще надо подтвердить. На соседней картине будущий рыцарь изображен сидящим на старой и жалкой кляче, которую Герцелойда выдает за боевого коня. Парсифаль одет в нелепый шутовской костюм, но мать называет его «доспехами». Ее хитрость проста: долго ли выдержит любимый сын насмешки и издевки окружающих? Конечно же, он сполна вкусит такого «рыцарского пути» и, разочарованный, быстро вернется домой, к прежней жизни.

Рыцарская наука никогда не была простой, ведь помимо искусного владения оружием и знания приемов ведения боя, от рыцаря требовалось умение владеть собой и знание многих наук. А самое главное, он должен был собственным примером доказать, что существуют добро, справедливость, честь, благородство – добродетели, на защите которых стояло рыцарство во все времена. Высшей целью такого обучения был поиск Грааля – главной рыцарской святыни. Рыцари отправлялись на поиск Грааля, не зная, как он выглядит и где находится, но зная, что его необходимо найти и что в этом поиске заключается последний, наивысший, этап их обучения и смысл всей жизни.

Кульминацией легенды о Парсифале является момент, когда герой попадает в Замок Грааля. И именно он сознательно выделен в росписи Зала певцов. На самой большой центральной картине изображен эпизод, когда Парсифаль впервые видит Грааль. После долгих поисков он неожиданно попадает в прекрасный замок, где становится свидетелем необычной церемонии. В центре великолепно убранного зала на ложе он видит человека с благородными чертами лица. Но лицо его омрачено страданием, причина которого Парсифалю неизвестна. Он порывается спросить, но боится нарушить законы рыцарской вежливости. В этот момент открывается дверь, и мимо Парсифаля проходит таинственная процессия, возглавляемая прекрасной дамой, несущей Грааль. Парсифаль поражен и ошеломлен, он не может найти объяснения происходящему, его переполняют чувства. Когда все заканчивается, слуги провожают его в опочивальню, и наутро он обнаруживает, что все исчезло, а он остался в замке вдвоем со стариком-хранителем.

 Парсифаль, находившийся всего в двух шагах от вожделенной цели, внезапно лишился всего, к чему стремился. Причину произошедшего ему объяснил хранитель. Перед тем как обрести Грааль, каждый рыцарь проходит последнее испытание – на сострадание. Способность чувствовать чужую боль, как свою, должна стать выше всех остальных стремлений, иначе рыцарь не сможет выполнять основную миссию: защищать. Человек, которого Парсифаль видел на ложе, – Амфортас, Король Грааля. Амфортас смертельно болен, но он не может умереть, не передав Грааль своему преемнику, которым и должен был стать Парсифаль. От Парсифаля требовалось только одно: задать вопрос. От этого единственного вопроса сострадания зависело его будущее, будущее Амфортаса, будущее братства Грааля, но герой оказался внутренне не готов преодолеть законы формальной вежливости.

Парсифаль совершил еще много подвигов. Он стал Королем Грааля, сменившим Амфортаса. Но напоминаний об этом нет в Зале певцов Нойшванштайна. Момент испытания на сострадание, а не окончательной победы, был выбран ключевым в росписи; очевидно особое значение, которое ему придавалось. Казалось бы, совсем иные качества должны в первую очередь ассоциироваться с рыцарством: мужество, доблесть, сила, справедливость, доброта. Но они ничего не стоят без сострадания, без умения чувствовать чужую боль как собственную, определявшего мотивы всех действий рыцаря. …А в наше время тысячи туристов ежедневно проходят через Зал певцов, но на экскурсии ничего не говорится о том, что за богатой и прекрасно выполненной росписью главного зала замка скрывается величайшая тайна рыцарства.

Замок Нойшванштайн, созданный королём Людовиком Баварским в качестве замка Святого Грааля и в тоже время в честь лебединого рыцаря Лоэнгрина, в этом зале переходит постепенно в третий задуманный мотив – крепость Тангейзера.

Тройной ключ = 189 = Сказочный замок = Волшебная страна = Высший замысел = Главное дело всей жизни = Великий ключ воли = Движение по вертикали = Поворот ключа = Самое главное зеркало = Символ вечности

Кабинет

Рабочий кабинет короля оформлен в романском стиле. Созданные Иосифом Айгнером гобелены филигранно вмонтированные в дубовую обшивку стен, иллюстрируют легенды о Тангейзере и состязании певцов в Виртбурге. В романтической опере «Тангейзер» Вагнер мастерски сочетал три различные легенды. Герой – историческая личность – рыцарь – миннезингер, живший в Германии где-то в 1220-1270 годах. Он много странствовал и стал героем народных песен и легенд. Вагнер сделал Тангейзера главным героем певческого состязания в Вартбурге – в замке ланграфа Тюрингского, покровителя миннезингеров. В народе сохранилось много преданий об этом турнире. Третья легенда, использованная в опере, послужила источником для образа героини – Елизаветы. Это тоже исторический персонаж – венгерская принцесса, которая после смерти была объявлена католической святой.

Гостиная

Щедро украшенная гостиная с расположенным спереди эркером, так называемым «лебединым» углом, в своей общей изобразительной программе посвящена такому образу лебединого рыцаря Лоэнгрина. Большие панно художников Гаушильда и фон Геккеля изображают сцены из легенды о Лоэнгрине, такие как «Чудо Грааля» и «Прибытие Лоэнгрина в Антверпен». Кроме того, лебединый мотив возникает в резных украшениях деревянной обшивки и в золотом шитье на шелковых обивках и портьерах.

Король Людовик, воспринявший как откровение музыкально-драматическое воплощение легенды о Лоэнгрине Рихарда Вагнера в свои молодые годы, ощущал себя тоже своего рода лебединым рыцарем и любил соответственно одеваться. Трагизм Лоэнгрина заключался в его одиночестве. Та же судьба была и у короля.

Кухня

На первом этаже расположена просторная королевская кухня с печами и жаровнями, разделочными столами и начищенной до блеска посудой. В кухне функционировал водопровод с холодной и горячей водой. Чтобы не нарушать уединения короля во время трапезы, был сконструирован специальный механизм для транспортировки накрытого стола из кухни в столовую.

Спальня

Королевская опочивальня ослепляет изобилием резных украшений и орнаментов. В отличие от преобладающего до сих пор романского стиля, это помещение заполнено надуманными новоготскими формами. 14 резчиков в течение четырех с половиной лет трудились над их изготовлением. Картинное убранство помещения посвящено в основном истории Тристана и Изольды, глубоко поразившей 20-летнего короля через музыкальную драматизацию Рихарда Вагнера. Над балдахином умывальника «Тристан и Изольда в саду крепости Корнваль». Справа над кроватью: «Прощание Тристана с Изольдой». Умывальник снабжался проточной водой, подведённой из источника под замком. Из балконного окна спальни открывался изумительный вид на экзотическое ущелье Пеллата с водопадом, низвергающим свои воды с высоты 45 метров.

Молельня

К спальне примыкает маленькая молельня Людвига II. Она посвящена святому Людовику – королю Людовику Французскому IV – в честь которого был назван монарх. Король – Солнце всегда был одним из самых любимых исторических деятелей Людвига. В разрисованный стрельчатый свод врезан богато украшенный резьбой створчатый алтарь.

Два короля (117): Золотой и Серебряный (268) = 385 = Мозаика на куполе – зеркало – мозаика на полу = Мы распутали сплетённый комок = Освободить будущее от прошлого

Два короля: король – Солнце + (и) король Луны = 494/504 = Чт 378? = Встреча мужа и жены состоялась в Турции = Зеркало – диски Солнца и Луны совместились = Зеркало – диск Солнца и диск Луны соединились / Чт 388? = Открыть двери летнего солнцестояния

Холл перед Тронным залом –
Тайна молота

В Нойшванштайне каждое помещение играет свою роль. Холл перед Тронным залом посвящен легенде о Зигмунде и его сыне Зигфриде. Зигмунд владеет Нотунгом — волшебным мечом, дарующим непобедимость. Но он нарушает божественный закон, запрещающий использовать волшебство меча в своих личных интересах, и Нотунг ломается на две половины.

Сын Зигмунда Зигфрид готовится к поединку со страшным змеем Фафнаром. В победе над чудовищем он видит свое предназначение, но ему нужно оружие. Герой обращается к гномам, владеющим тайнами созидания, с просьбой выковать ему достойный меч. Гном Миме трудится не покладая рук, но каждый сделанный им меч Зигфрид одним ударом разбивает о наковальню – нужный меч не получается. Неожиданно Зигфрид находит две половинки сломанного Нотунга и просит Миме сделать меч из них. Гном берется за работу, но очень нерасторопно. Когда он в очередной раз отвлекается, Зигфрид берет молот и выковывает себе меч сам. Этим мечом он одним ударом разрубает надвое наковальню, им же он впоследствии побеждает Фафнара.

 Поворотный момент легенды – когда Зигфрид еще не может понять, что его судьба зависит только от него, что он должен сам, только сам заново выковать меч, – изображен на стене в холле перед Тронным залом дворца. Мы бы и не обратили на него особого внимания, если бы не случай. Поздним вечером мы остались в замке одни вместе с Крепфом. Было невозможно удержаться от вопроса о тайнах и загадках Нойшванштайна, известных только его хранителю, – а вдруг?! К нашему изумлению, Крепф спокойно выслушал вопрос и утвердительно кивнул головой: да, есть такое. Потом подвел нас к той самой картине, на которой Миме кует меч, а Зигфрид никак не решается взять молот и тем самым принять свое предназначение. Крепф обратил наше внимание на огромный молот, изображенный на переднем плане картины, в том месте кузни, где он совершенно не нужен. И попросил посмотреть на молот с разных сторон. Мы стали передвигаться и тут заметили, что ручка молота – о чудо! – постоянно «поворачивается» к смотрящему. Художественный прием помог передать смысл картины: каждый из нас может оказаться (и периодически оказывается) в роли Зигфрида – перед тем или иным жизненным выбором. И создатель картины, «направляя» ручку молота на тебя, как будто говорит: «Ну что же ты? Не сомневайся, действуй. Возьми молот и выкуй свой собственный меч!»

Взять в руки молот (236) и выковать себе меч (200) = 436 = Наполнить чашу светом преображения = И.О. – выход из тюрьмы = И.О. – одержана большая победа = И. О. – Посвящённые Света

Взять в руки меч = 202 = Работать в матрице = Я тот, кто дерзает

Взять в руки меч света = 251 = Держать вселенский баланс = Люди, вы наделены силой = Обучение вы прошли

Тронный зал

 Мраморный тронный зал был задуман как зал Грааля Парцифаля. Планы помещения, задуманного в роскошном византийском стиле, были созданы Эдуардом Илле и Юлиусом Гофманом. Это двухъярусный зал с длинными рядами колонн, украшенный имитацией порфира и лазурита. Он заканчивается полукругом позолоченной апсиды. Девять ступеней из каррарского мрамора ведут к помосту, где должен был встать трон из золота и слоновой кости. Однако этому уже не суждено было осуществиться.

Под сияющим голубым небосводом купола в полукруглой нише изображён Христос во славе. Рядом – изображены Мадонна, Иоанн Креститель, семь даров Святого духа. Ниже располагаются короли-святые: Казимир, Стефан, Генрих, Фердинанд, Эдуард и Людовик. Драгоценный канделябр в форме византийской короны ил позолоченной меди несет 96 свечей и весит 18 центнеров. Мозаичный пол, созданный мастером Дермонтом (Вена), изображает стилизованный растительный и животный мир.

Нойшванштайн не спешит раскрывать свои тайны. Каждому, кто пытается понять скрытый смысл вещей, с первых шагов по его залам становится ясно, что не для увеселений и повседневной жизни он строился. Нет здесь традиционных семейных портретов, сцен охоты и зачастую безвкусных, но зато привычных натюрмортов. Их заменяют мифологические герои, сцены из легенд и, изредка, исторические персонажи. Очевидно, что все подчинено единому замыслу, но сам он остается загадкой. Что же делать, где искать ключи к сокровищам Нойшванштайна? Ведь не довольствоваться же, в самом деле, словами экскурсовода: «Создатель замка, король Людвиг II Баварский, будучи сумасшедшим, воплотил в своем творении собственные безумные фантазии и романтические мечты...»?! Один из ключей – легенды. В росписи на стенах замка встречаются персонажи западноевропейских преданий о Короле Артуре и рыцарях Круглого Стола, герои скандинавского эпоса (в том варианте, который мы встречаем в операх Вагнера). Однако Людвиг не старался донести содержание самих легенд, но использовал их самые яркие моменты для передачи собственного замысла.

 Этот замысел становится понятнее, складываясь из отдельных частей, подобно гигантской мозаике, когда ближе знакомишься с замком. Один из наиболее часто встречающихся мотивов – победа над драконом или змеем. Найти его можно везде: в декоративном орнаменте, на капителях колонн, деревянных резных ручках кресел, фрагментах росписей, бронзовой скульптуре и, наконец, на огромном изображении Георгия Победоносца в Тронном зале. Чем вызвано такое внимание к этому сюжету? Почему так много драконов и змеев, но не торжествующих, а обязательно побежденных?

В европейской традиции змей, дракон, чудовище, дикое животное символизировали низшую, животную, природу человека, низменные инстинкты и желания, которые необходимо было победить в себе. Победа рыцаря над драконом символизировала его внутреннюю победу над своим низшим «я». И значит, постоянно встречающиеся в Нойшванштайне изображения битвы с драконом – своего рода напоминание о ведущейся рыцарем непрерывной внутренней битве и призыв к бдительности. Людвиг хотел не просто передать романтику и благородство рыцарства, но и подтолкнуть к размышлениям и действиям. Для создателя Нойшванштайна рыцарство – не просто предание старины, это универсальный путь, на который никогда не поздно вступить.

Итак, мы расстаёмся с тобой, Нойшванштайн, но не навсегда. Мы говорим тебе: «До свидания, до новых встреч». Ты – музыка, воспетая в камне, будешь звучать в наших сердцах. Спасибо твоему творцу!

Дворец – сказка = 126 = Звёздные Врата = Во дворце Павла = Две части замка = Центр мира = Великая тайна = Ключ свода = Лунный бог = Свет Луны = Башня света

Замок – сказка = 106 = Альфа + Омега = Вот чудо = Ковчег завета = Кристалл = Проход «11» = Храм Духа = Чаша Рос (или Росная чаша – Грааль) = Первообраз = Лебединая дева = Гора Шаста

Сбывшаяся сказка = 219 = Быть вне матрицы = Восстановление храма = Ключ связи времён = осознанное созидание = Спящая красавица = Солнце и Луна равны = Тайна 171

Музыка (86) воспетая в камне (166) = 252 = Великое проявление света = Дворец – сказка /126/ – Звёздные Врата /126/ = Союз Солнца и Луны = Замковый камень – человек = ((МИР)) = Рыцарь – хранитель

e-max.it: your social media marketing partner