Главное меню

Мы в Facebook

Дорогие друзья!

 У вас появилась уникальная возможность купить книги Л. Семёновой «От Озириса до Деда Мороза» и «Звёздные Врата 11:11».


Подробнее...

Сны Ольги Д. (Франция) – ноябрь 2012 года

Три ночи подряд мне говорили одну и ту же фразу, но, просыпаясь, я об этом забывала и, наконец, на третий раз я её чётко запомнила: «Что для вас во весь рост – для Меня лишь в рост сидящий». Вижу огромную египетскую статую в сидячем положении.

Думаю, что рост нашего сознания лишь по колено тому высшему сознанию, что изображено в виде статуи.

Окончательно пробудившись, я вспомнила о сне из двух частей, который видела в начале года. Поняла, что это всё связано.

1 часть сна: Группа стоит на берегу моря. Видим мужчину, который ведёт на верёвочке гиппопотама размером с это море. Мы почти кричим: «Смотрите, какой большой, если ляжет в море, то вся вода выплеснется». Потом я ощущаю себя под ногой этого гиппопотама: словно я из него рождаюсь. Ощущаю, что я рождаюсь из этого огромного пространства и одновременно рожаю его через свою голову.

В Интернете я обнаружила, что в Египте была богиня-бегемот (богиня Таурт), которая считалась покровительницей всех новорождённых и рожениц.

2 часть сна: Мы с Группой в доме 11. Там стоит стул-трон, а на стену ложится от него тень. Выхожу в прихожую, где сложено много нашей одежды, и вижу, как из чьей-то сумки выскакивает голубая белка. Белка заскакивает в комнату, где вся Группа и пересекает её. Мы за ней наблюдаем. Белка бежит на стену и превращается в сиреневую ящерицу, а ящерица преображается в маленького фиолетового гиппопотама. Образ переливается из одного в другой: то ящерица, то гиппопотам, и медленно спускается по стене к тому месту, где на стену падает тень от трона. В тот момент, когда фиолетовый гиппопотам касается тени, мы все восторженно кричим: «Луч вошёл в трон»!!! И вот когда гиппопотам уже в тени трона и весь горит фиолетовым светом, я вижу, что его тело покрыто панцирь.

Я где-то читала, что раньше в храмах ставили трон, для того чтобы принять Луч и жрицей проигрывалась мистерия нового рождения.


Оля прислала подборку материала по символике трона (стула) и связанных с этим предметом обычаев, мы даём её в Приложении, а сейчас займёмся расшифровкой снов.

О пяти уровнях сознания подробно писал Друнвало Мелхиседек и объяснял, что разная величина статуй Египта и совмещение колоссальных скульптур с небольшими, являлось отражением этих уровней. Поэтому выводы Оли совершенно верны. А если вы посмотрите на фото, которое она прислала, то увидите справа от фигуры фараона остаток статуи в рост человека и тоже на троне. Можно предположить, что это была статуя его супруги. Обычно фараона изображали огромного размера, т. к. он считался воплощением божества на Земле.

Рассчитаем фразу, сказанную Оле во сне, и посмотрим, что ещё содержится в матрице числа, хотя думаю, что смысл фразы совершенно ясен.

Что для вас во весь рост – для Меня лишь в рост сидящий = 670 = Духовность – это поиск уровня сознания выше добра и зла = Индивидуальное творчество: это самому творить свою судьбу = Акцент на 576

576 = Внутреннее содержание соответствует внешней форме 

Во сне про гиппопотама, Оля ощущает себя и рождающейся и рожающей из головы, и это очень интересное совмещение. В последних работах, посвящённых воскрешению Осириса, уже шла речь о двух рождениях: о рождении в теле и о рождении в духе, которое происходит в голове. О предстоящей поездке в Египет, мы узнали только осенью и начали проводить подготовительную работу, а Оле показали сон на эту тему уже в начале года.

Получается, что уже в начале года выход на новый круг в Египте был предрешён, и он связан с новым рождением в Духе, что и должно быть проиграно через мистерию воскрешения Осириса. Рождение в Духе – это и есть Бессмертие!

Гиппопотам = 132 = Божественное = Дар Сен-Жермена = Поездка в Египет

Двойное рождение: в теле и в духе = 272 = Что такое «двойное рождение»? = Родиться вновь в духе = Бессмертие – это мысли = Дать крылья мысли = Голубые крылья орла = Состояние сознания = Замысел Владыки Сен-Жермена = Наш Учитель Сен Жермен = Это Фиолетовый Луч = Ослепительный трон

Вторая часть сна начинается с голубой белки. Интересно, что по Зороастрийскому календарю сейчас идёт Год Белки (см. «Символика 2012»). А вот её цвет явно указывает на приход Голубого Пламени. Надеюсь, мы помните, как воины Света проводили громадную мистериальную работу по утверждению статуса Земли, как Планеты Голубого Пламени.

Явление Голубой белки = 212

В числе 212 много интересных фраз, но оно само указывает на главное: приход Голубого Пламени свершился в Год Белки, т. е. в 2012 год, т. к. 212 – это и есть указание на год.

Белка – ящерица – гиппопотам = 285 = Внимание – трансформация! = Идеальное отражение – мысли = Ключ от центра галактики = В алтаре Луксорского храма = Задание Школы "Звёздных Врат" = Знак дан Владыкой Сен-Жерменом = Нам показали то, что невидимо = Фамилия + имя + отчество

Интересно получается. Тройственность в исходной фразе и тройственность получаем в расшифровке. Придётся посмотреть отдельно на составляющие.

Белка = 34 = Будда

Есть также такое понятие, как «пространство 34», что подразумевает пространство пирамиды, а также наш «домик», состоящий из 4 нижних тел и 3 верхних. Другими словами, речь идёт о полноте, т. е. равновесии всех 7 тел, а значит обретении божественности.

Ящерица = 119 = Богочеловек = Программа 44 44 = Снежинка

Гиппопотам = 132 = Божественное = Бодхичитта (соединение ума и сердца) = Бого-любовь

Итак, мы получили: Будда, Богочеловек и Божественное (Бодхичитта). Можно погрязнуть в философствование по поводу соединения ума и сердца, что проявляется в Богочеловеке, обретающем два крыла. А Будда принёс в мир Науку сознания, и всё это ведёт нас к Божественному и т. д. Скажем проще: всё указывает на трансформацию Духа, на трансформацию человека-животного в человека-ангела, поэтому считаем:

Трансформация духа = 261 = Мистерия мироздания = Соединение человека с Богом = Белая дорога к вершине Духа = Узкие врата – это Врата Духа = Бессмертие в твоих силах = Божественная энергия = Ваш защитный тотем – Звезда = Великие полководцы Духа = Востребованная сила Духа = Коллективный мессия = Групповое сознание Земли = Группа Любы Семёновой

Луч вошёл в трон = 196 = Бессмертное тело!!!

О том, что такое «трон» и о его символизме вы прочитаете в Приложении, и тогда станет ясно, почему мы так кричим и почему так радуемся этому событию.

Панцирь всегда ассоциируется с защитой и совершенно ясно, что защитой гиппопотама, т. е. нашего Божественного является Фиолетовый панцирь. Если мы закутаемся в энергии Фиолетового Пламени – это и будет нашей защитой, но посмотрим в расчётах, что нам покажет число.

Фиолетовый панцирь = 259 = Галактическое Выравнивание (21.12.2012) = Равновесие восстановлено = По пути к бессмертию = Белый Луч Чистоты = Владыка Четвёртого Луча (Серапис Бей – Учитель Вознесения) = В обители Посвящения = В Школе Любы Семёновой = Начало нового круга в Абидосе = Это Звёздные Врата в Египте = Это энергии Сириуса

Так как фиолетовый панцирь – это энергии Сириуса, то с полным основанием можно сказать, что нашей защитой являются наши мысли – мысли о Высоком. Недаром трансформация сознания, ведущая к бессмертию, происходит в голове через мысли!

Так взойдёмте на трон, и станем властителями наших мыслей. Есть такое понятие: «без царя в голове», т. е., когда мы становимся властелинами своих мыслей, мы обретаем в голове царя или короля, что одно и то же. Недаром последняя часть знаменитой трилогии Толкиена называется «Возвращение Короля» и нельзя напрямую воспринимать это совершенно символическое произведение. Ведь речь в нём идёт не просто о материальном мире, а в первую очередь о духовном так же, как и другое знаменитое произведение Роджера Желязны «Хроники Амбера». Действие происходит на исторической арене разных земель и царств, но, на самом деле, все эти царства – наше сознание.

В своей последней работе, которая скоро появится на сайте, я рассказываю о знаке, полученном в музее Рериха 21.12.2012. Это информация об Учении Калачакры и о «Танке Шамбалы». Учение говорит о единстве, а изображение Шамбалы это в то же время и символическое изображение нашего сердца. В Учении говорится, что Путь в Шамбалу – это, на самом деле, путь к себе Истинному, путь в своё сердце. Так и изменение направленности обыденных мыслей на высокие, ведёт по пути трансформации Духа, т. е. к Бессмертию!

Приложение:

Е. Болтунова «Трон Великого Петра:
к вопросу о семантике тронных залов в России XVIII в».

Трон – Престол – Стол. Сакральное место. Центр мира, государства, города. Точка покоя в мире перемен. Как и стол осмысляется космически, это – само божество, затем – место бога или его наместника, занимающего его место царя. Выражение русских летописей «он сел на столе» («стольный город», «столица») «согласовалось с обрядом: нового князя, действительно, сажали на стол в главной соборной церкви, что и знаменовало признание его князем со стороны земли».

О. М. Фрейденберг показывает священный характер акта сидения: «Столы, крытые пологом, на котором совершается производительный акт, обращаются в ложа храмовые и, параллельно, бытовые. Акт сиденья отождествляется с преисподней, в земледельческий период – со смертью; если человек умер, сидят на земле, и посвящаемого в мистерии сажают в знак его смерти. Вообще, чем ниже возвышение, тем это подземней и социально – хуже, в Греции и Риме сидели только в знак траура, а женщины и рабы возлежать за столом не смели, – для женщин было особое место – сиденье у ног возлежавшего мужа».

Когда мы говорим о сиденье, нам кажется, что это искони предназначенный для своей цели предмет; когда же мы видим, лингвистически и культово, что сиденье неотделимо от понятий стола и шкафа, нам приходится изменять взгляд на его семантику. Сиденье – такое же вместилище божества, как ниша и эдикула: это такое же углубленное место, та же яма в дереве или в камне, полуприкрытое, на столбах или колоннах, что в эдикуле и нише; скамейка, тот же дубликат стула, стоит в ногах в виде ступени. Итак, «сиденье» – это тот же стол типа ложа, если и в ложе и в стуле мы имеем полуприкрытое вместилище божества или человека. Особенно нагляден этот его образ в «троне», сиденье на возвышении, со скамейкой в виде ступени, переходящем дальше в кафедру позднейшего значения.

Священный характер акта сиденья и его семантика преодоления смерти обнаруживаются в том, что при посвящении в мистерии одним из его основных моментов было действо сажания посвящаемого на особый стул; сажали его в определенной позе, покрывали голову материей и над ней поднимали священную корзину с плодами и фаллом. Эта церемония сидения, закрытия, занавешивания, поднятий и слияний с дарами, – я чуть не сказала – святыми, – с дарами земли составляла главный момент посвящения; если не знать, что такое мистерии, то уже одна символизация закрытий, завес, плодов и фалла говорит о рождающем значении смерти; сиденье – только повторный образ. Отсюда семантика «кресел» как рождающей смерти, как рождения. У евреев роженицу сажали на кресло, на которое клали и умерших; сидеть на нём, значило рожать.

В Египте «родильный стул» есть богиня при родах. Параллелизм со столом сказывается в том, что в храмовой базилике мы находим, так сказать, священный стул рядом со священным столом, там позади стола со «святыми дарами» был сделан в стене полукруглый свод (апсида), и в своде этом стояла кафедра, епископское кресло на возвышении, со скамейками для священников по сторонам. Тут любопытно все: и то, что сиденье расположено в своде, синонимичном небу; и то, что оно приподнято; и сообщество боковых скамеек, подобно боковым флигелям или боковым дверям; наконец, зрители-слушатели здесь вовлекаются в общее действо, сливаясь по священству своей функции сиденья с теми, кто драму играет, мимирует и говорит. Такая кафедра называется в латинской версии «трибуной», а Н.Я. Марр показал, что она была самостоятельным божеством, она отождествлялась со жрецом, с алтарем, со стулом.

         

В термах, в театре, в цирке, в гимнасии и т. д. – везде мы встретим такое помещение в форме ниши, с сиденьем для протагониста, в частности – для архонта: вспомним, что ниша была обычным местопребыванием бога, статуарно изображенного, – и нам станет ясна аналогия «сидящего» с «богом». В термах в такой апсиде стоит большой круглый умывальник, так называемая схола; эта схола сама по себе есть и ниша, и постамент, и сиденье, но в форме полукруга; сами формы общественных зданий повторяют ее, когда дают свод, полукруг, арку, солею, апсиду. В здании, где заседают коллегии, мы видим полукруг, в нем алтарь, вокруг алтаря или статуи бога – места для сидения; но и в частном быту, в могильных трапезах стоят ложа вокруг стола или стен. Связь образов «круга-неба» и «сиденья» видна везде – в круговом или полукруговом расположении кресел, в круглом столе, в круглом или полукруглом помещении.

         

Апсида – главная часть залы для собраний и место центральной святыни, арена в цирке, орхестра в театре только дают аналогии, когда местом действия и слова делают круг, а местом сиденья и слушанья – амфитеатр. Даже в ораториях катакомб мы находим апсиду и в ней нишу для епископского кресла; иногда в апсиде три ниши, средняя со ступеньками для епископского трона, а две нижних – для сосудов, с одной стороны, для священных книг, с другой; еще большее слияние троичности, метафор слова-сосуда – сосуда-божественности – акта сиденья. В этом отношении еще ярче пример с помещением греческих священных союзов, амфиктионов. Так, знаменитый Фокикон являл собой большую постройку, окруженную столбами (колоннами), со ступенями от колонн к каждой стене; на этих ступенях сидели фокейцы; в самом конце помещения – изображение Зевса посредине, Геры справа, Афины слева. Наконец, в храме Элевсинских мистерий уже нельзя отличить форм храмовых от театральных: у четырех стен, внутри, поднимаются в виде амфитеатра восемь ступеней-сидений, и на них сидят зрители праздника. Ясно, что это не просто зрители; ясно и то, что жрецы в первых рядах кресел Дионисова театра своим сидением и слушанием повторяют представителей бога, говорящих и действующих на высоких подмостках. Привычное нам сочетание сцены и зрительного зала, алтаря и помещения для общины, стола и стульев – создано за много тысячелетий до нас чистейшей метафоричностью образов; еще и теперь у евреев и у не православных христиан церковь есть тот же концертный зал, заполненный сидениями; у армян и магометан во время службы сидят на полу.

         

Трон всегда находится на высоком месте, и сам по себе есть «высокое место»: «Поднятие сперва осмысляется как высота неба и движение вверх и вниз, совершаемое светилами, как поднятие вверх (рост) растительности; в последующий период оно приобретает фаллический характер. В силу этого и всякое произносимое слово (называние) и всякий рассказ должны быть связаны с метафорами поднятий. Это-то и заставляет вести рассказ непосредственно с высоты. Обычно это разновидность стола или повозки; или кафедра, или трибуна, или просто носилки. Так, в храме происходит проповедь или чтение сакральных текстов с возвышения; это амвон, ложа-балкон под балдахином, а также и просто ступенька; амвон со ступенями, специально воздвигаемый посредине храма, знаменательно носит имя «театрона». Трибуна, первоначально – божество неба, становится вещественным эпитетом произносимого слова, и к ней прикрепляется оратор.

         

Трон, как уже было сказано, есть точка покоя в мире перемен. При этом, однако, есть свидетельства о троне на колесах. В мифе колесница и сами колеса – атрибут солнца и солнечное божество; колеса везут солнце по небесному пути. На колеснице мчится по небу солнце, на повозке передвигается Гелиос. В библейском образе трон на колесах находится в небесном чертоге рядом с креслами судей, в окружении огненной реки. В Греции трон на колесах связан с историей театра; это сооружение называлось «эккиклема» и представляло собой высокие деревянные подмостки на колесах, с находящимся на них троном; это было одновременно и сиденье, и эстрада, и повозка. Всего интереснее то, что она (в чистом виде прием повторения!) вкатывалась на эстраду и специально привозила на себе трупы героев, убитых за сценой: вот любопытный образчик театральных подмостков, которые еще не перестали быть ни телегой ни дрогами. Конечно, эти театральные подмостки смерти – древнейшая сцена, ставящая знак равенства между собой и той погребальной повозкой, на которой актер мимировал покойного. Когда в Греции такая телега, якобы Тесписа, приуроченная к праздникам Диониса, переезжает с места на место и дает представления, она сливается с «передвигающимся храмом» и, в частности, с кораблем на колесах. Каждая повозка и каждый перевозной храм есть, в сущности, телега «Тесписа», «божественного»: особенно эта неразличимость между храмовым ее характером и театральным видна тогда, когда она передвигается с театром марионеток или вертепом, тем же храмовым ящиком, где находятся боги-куклы.

         

Во времена Шекспира мы все еще видим передвигающуюся на колесах сцену; как показывают современные гравюры, это театр в виде ящика, осененный сверху завесами, с одной стороны открытый; под ним четыре колеса. Еще характернее в старинной Англии так называемый раgeant: это была повозка в два этажа, и часто одно действие разыгрывалось на одной из них, другое – на другой, причем актеры переходили с повозки на повозку. Я назвала их более характерными потому, что их двухэтажность уводит нас к исконным театральным формам. Такие же переезжающие с места на место эстрады мы видим и при Сервантесе; одна редкая книга, в старинных гравюрах иллюстрирующая испанский рассказ XVII века, приносит нам известие о телеге, с которой загримированные чертями и чудовищами исполнители поют песню срама и инвективы".

         

Трон Тутанхамона: "…Снизу доверху покрытый золотом и богато украшенный стеклом, фаянсом и цветными камнями трон. Его ножки представляют собой львиные лапы; верхушки передних украшены львиными головами, своей силой и простотой производящими волшебное впечатление. Великолепные крылатые змеи, увенчанные коронами, образуют локотники, и между палочек, поддерживающих спинку, извиваются шесть вырезанных из дерева позолоченных инкрустированных змей-хранительниц. Самой роскошной частью трона является его спинка, и я без колебания позволяю себе утверждать, что она является прекраснейшим из всего, что до сих пор найдено в Египте.

На спинке изображен зал во дворце – покой, украшенный колоннами с цветочными капителями, карнизом из царских змей и нижним карнизом по традиционному образцу. Сверху солнце (Атон) ниспосылает свои животворящие лучи, заканчивающиеся руками. Сам царь в непринужденной позе сидит, свободно опустив руки на локотник. Перед ним стоит девичья фигура царицы, как будто заканчивающей его туалет: в одной руке она держит маленькую коробочку для мазей, нежно смазывает его плечо или обрызгивает его воротник благовониями. Простая интимная картина, но как она проникнута жизнью и чувством, как полна движения!»

         

Трон Ивана Грозного. Наиболее древний российский трон. Он датируется XVI веком. Существовала легенда, что его привезла из Византии Софья Палеолог, вторая жена Ивана III, но подтверждающие это предположение документы не обнаружены. Однако С. Герберштейн упоминает в своих “Записках”, что Василий III принял его, восседая на троне из слоновой кости.

Известные документы об этом троне восходят лишь к тому времени, когда «стул костяной» принадлежал Ивану Грозному. Возможно, он был изготовлен по заказу к венчанию Ивана Грозного на царство в 1547 году и с тех пор получил название «трон Ивана Грозного». Среди специалистов нет единого мнения о мастерах его создавших. Одни полагают, что это работа немецких мастеров, другие – итальянских. Кресло сплошь оклеено пластинами слоновой кости, с выразительными пластическими композициями на темы библейских сюжетов, фигур мифологических животных, характерных для рельефной резьбы эпохи Возрождения. Большинство изображений рассказывает о добродетели, мудрости и храбрости библейского царя Давида. Пластины с батальными сценами были добавлены, возможно, в 1642 году при реставрации трона.

Трон Бориса Годунова. В1604 году был прислан иранским шахом Аббасом I в дар Борису Годунову. Этот один из самых изящных тронов напоминает высокий табурет с низкой фигурной спинкой. Он весь окован золотыми листами с тисненым растительным узором и украшен бирюзой и драгоценными камнями “прежних великих государей персидских”. Яркая бирюза, любимый камень Востока, создает основной декоративный аспект в рисунке орнамента, придавая трону изящество.

e-max.it: your social media marketing partner